Стерегущие золото грифы. Часть I. Глава 1. У ЗОЛОТОНОСНОГО ПЛУТОНОВА ПОТОКА.

6:39 am Археология, История, Публикации

С сегодняшнего дня начинаем публикации из готовящейся книги друга Клуба, казахского писателя Кайрата Бегалина.

Этой страны нет на политических картах мира. Она существует в памяти человечества – истории. Первые сведения о ней появились в письменных источниках около двух с половиной тысяч лет назад. В конце VI – начале V века до новой эры древнегреческий автор Аристей написал эпическую поэму «Аримаспея». В своем труде он упоминал народ «стерегущих золото грифов». Долгое время ученые видели в этом названии исключительно сказочных существ, рожденных фантазией древних. Но археологические находки последних лет позволили приблизиться к разгадке тайн, которые задала нашей современности во многом еще загадочная древнеалтайская цивилизация, именуемая в научных кругах пазырыкской.


У подножий Алтая. Фото Юрия Черкашина.

Современный Алтай представляет собой уникальную географическую зону, расположенную на территории четырех государств – Казахстана, России, Монголии и Китая. Сегодня этот регион называют самым интернациональным археологическим полигоном мира. Ученые разных стран и национальностей изучают здесь одну из древнейших культур. Они исследуют многочисленные памятники, сконцентрированные на сравнительно небольшой территории. Ежегодно из глубоких раскопов извлекаются тысячи предметов быта. Тщательно изучив их, наука пришла к выводу, что люди издавна живут в этом благодатном крае.

А ведь, казалось бы, еще совсем недавно Алтай был одним из самых малоизученных уголков нашей планеты. Плохо была известна история местных народов, и совершенно загадочным образом в самом центре Евразии в древности жили люди…

Впрочем, о существовании Алтая и его обитателях оседло-земледельческие народы Старого Света знали давно. Временами они обсуждали смутные свидетельства различных информаторов о жизни в другом мире, пытаясь мысленным взором проникнуть в тайны неведомого. Так из плода фантазий рождались мифы и легенды о загадочной стране.

Рассказывали, что в тех землях исседоны подпирают золотые горы, которые стерегут царские грифы. Еще говорили, будто там обитают кровожадные чудовища – одноглазые циклопы и аримаспы.

Воображение древних создало удивительный образ жителей Алтая, наполненного всевозможными ужасами и кошмарами. Под влиянием этих представлений оседло-земледельческие народы смотрели со страхом на таинственную страну, населенную звероподобными существами. Однако, не смотря на всю фантастичность этих рассказов, авторам древних текстов не было чуждо и понятие исторической достоверности. Среди них Геродоту отведено особое место.

Благодаря «отцу истории» проясняется вопрос реального существования некоторых кочевых обществ степной полосы Евразии и их местонахождение в V веке до н.э. Вместе с тем Геродот несколько расширил сведения Аристея о «стерегущих золото грифах», оставив любопытное описание их страны.

«Грифы» обитали в холодном краю, среди высоких гор, где снежные хлопья похожи на птичьи перья. Жители этих мест занимались добычей золота, а их соседи совершали на них грабительские набеги. О том же свидетельствуют и другие авторы античной поры, которые также сообщают о живших по соседству с «грифами» племенах – исседоны, «лысые аргиппеи» и «одноглазые аримаспы».

До недавнего времени все знания об Алтае и его обитателях ограничивались легендами и преданиями, рожденных фантазией древних. И тут необходимо сказать, что их образы появлялись не так, как это происходит у современных фантастов, которым уже заранее известно, что они создают вымысел. Легенды и мифы в древних обществах создавались на основе жизненного опыта многих поколений людей и, таким образом, были обращены в прошлое, а не в будущее. Поэтому сегодня в них можно разглядеть четко читаемые штрихи реального мира давно минувших эпох.

С этих позиций интересно будет взглянуть на письменные упоминания древних, где они сообщают об Алтае и его жителях. Попутно можно сравнить известные повествования греческих авторов с другими дошедшими до нас сведениями. Например, провести параллели с рассказами о путешествии китайского принца Му-вана в земли, расположенные на северо-западе от его владений.

Так, в книге «Му тянь цзэ чжуань» («Жизнеописание Му Тянь Цзэ» или иначе – «Предание о Му, сыне Неба»), написанной ранее 280 года до н.э., сообщается, что принц Му-ван однажды отправился в далекую западную страну, где жила волшебница Сиванму. Он преодолел горы Куньлунь, далее проследовал вдоль реки «Хэй Шуя» (Черная река) и оказался в окрестностях «Яо Чи» (Райское озеро). Именно тут он увидел поразившие его облака перьев и бесчисленные стаи птиц.

Интересно, что информаторы Геродота, на сведения которых опирались его описания, тоже сообщали «отцу истории» о парящих в воздухе перьях в стране, где жили «грифы». Сложно сказать, рождены ли эти рассказы одними только слухами о сильных снегопадах, или очевидцы действительно видели птичьи перья на берегах загадочного «Райского озера». Как бы там ни было, но, если сегодня мы встречаем один и тот же факт в двух совершенно разных источниках, то вполне очевидно, что само предание сохранило истину.

И хотя точное местонахождение этой таинственной страны пока неизвестно, тем не менее, исследователи считают, что географическим названиям, упоминаемым в «Жизнеописании…», соответствуют горы Алтая, река Черный Иртыш и озеро Зайсан. Впрочем, на отождествление двух последних названий претендуют, правда, с меньшей долей вероятности, река Уранхай и озеро Маркаколь. Не исключено также, что сведения могут иметь отношение к реке Или и озеру Балхаш. Словом, в этом вопросе ученые еще не пришли к единому мнению.

В другом китайском источнике IV-III вв. до н.э. «Шанхайцзинь» («Книга гор и морей») повествуется о северных землях «И-Му Го», что означает: «И» – один, «Му» – глаз, «Го» – государство. Иными словами, речь идет о «Стране одноглазых». В этой связи вызывают интерес сообщения античных авторов об «одноглазых аримаспах».

Что же касается древнегреческих мифов, где упоминаются «лысые аргиппеи», то они перекликаются со сведениями, описанными в другой китайской книге. Она называется «Чжуан цзэ» и охватывает период IV-II вв. до н.э. Там сообщается о событиях, происходивших в государстве «Цюн Фа Го». Буквально: «Цюн» – бедный, лысый, скудный, «Фа» – волос, «Го» – государство. Словом, здесь мы встречаем сведения о стране «Лысоголовых», которая располагалась где-то на северо-западе от Китая.

Эти примеры убеждают, что сравнительный анализ письменных источников дает более объективную информацию и порой даже приводит к совершенно неожиданным выводам, которые до поры до времени существуют в научных кругах в качестве версий. Кстати, одна из таких версий предполагает, что в китайских и греческих текстах мы сталкиваемся с эпическими клише, которые были своего рода калькой с языка народа, населявшего в древности Алтай и близлежащие территории.

Вместе с тем, благодаря сравнительному анализу, сказочные образы сегодня начинают обретать вполне реальные черты, и постепенно складывается картина, которая позволяет представить как много веков назад «царские грифы» добывали золото в горах Алтая, «гипербореи» жили в снегах, а «одноглазые аримаспы» на золотооблаченных конях покоряли равнины.

К сожалению, письменные источники античной поры не описывают подробно этих конных всадников, перемещавшихся со скоростью ветра. Зато дают четкое представление об Алтае, как территории ужаса, населенной воинственными племенами и народами.

«Берегись остроклювых безгласных псов Зевса, грифов и одноглазой конной рати аримаспов, которые живут у золотоносного Плутонова потока», – предостерегал Эсхил своих современников в 475 году до н.э.

Безусловно, для жителей античной поры эти слова несли определенный смысл и даже могли вызвать суеверный страх. Ведь, согласно древнегреческой мифологии, Плутон был богом Царства мертвых…

Правда, сегодня эти строки уже не внушают страха. Больше того, в наши дни появилось немало желающих отправиться к истокам таинственного «золотоносного Плутонова потока». Причем, не только в нашей стране, но и в дальнем зарубежье есть люди, охваченные этой идеей – идеей, которая и помогла в 1997 году организовать международную археологическую экспедицию. Итогом ее деятельности стало научное открытие, прокатившееся по всему миру в виде сенсационных сообщений.

* * *

Касаясь предыстории уникального открытия, следует сказать, что в 1997 году Институт археологии имени А.Х. Маргулана организовал международную экспедицию с целью исследовать погребально-поминальные памятники эпохи ранних кочевников на территории Казахского Алтая. Акцию поддержали Археологическая миссия Франции в Центральной Азии и итальянский научно-исследовательский центр имени Легабуе, а также ряд отечественных и зарубежных научных организаций.

В состав экспедиции вошли ведущие специалисты казахстанских, российских, французских, итальянских, бельгийских, а также других научных учреждений и институтов. На разных этапах работы в ней приняли участие более двухсот человек, в том числе авторы этих строк.

Итак, на какую же проблему наша экспедиция навалилась, так сказать, всем миром?

Дело в том, что по наиболее консервативным элементам культуры ученым удалось проследить взаимосвязь многих поколений алтайцев. Особую актуальность эта проблема приобрела в связи с обнаруженными в 90-х годах XX века мумиями кочевой знати на территориях России и Китая.

Благодаря высокому уровню современной науки появилась возможность обработать имеющийся материал с применением новейших технических достижений. И уже на основе суммированных результатов подобрать ключ к решению актуальных проблем. Однако, без свежих археологических материалов, собранных на территориях Казахстана и Монголии такая работа не могла быть выполнена в полном объеме, что и послужило главным поводом для организации казахстанской международной экспедиции.

Первым делом наш разведывательный отряд определил три могильника, которые предстояло исследовать. Все они располагаются в Катонкарогайском районе ВКО. Один находится на плато Берел, второй на перевале Тар Асу, третий – Майемер II – у одноименного села.

Следует пояснить, что все эти памятники объединяет не только территория. Не исключено, что все они нисходят своими корнями к общей культурной традиции, а потому представляют огромный научный интерес и, конечно же, хранят множество тайн древней эпохи. Правда, если Берельский комплекс состоит из захоронений кочевой знати, то в ущелье Тар Асу покоятся представители рядового и среднего слоев населения, жившего в этих краях в V-III вв. до н.э. Могильник же у села Майемер представляет собой погребально-поминальный комплекс, состоящий из захоронений начального периода формирования скифо-сакской культуры.

Их называли народом “Нефрит”?..

Наша экспедиция представляла собой большой интернациональный отряд, состоящий из людей, живущих в различных уголках земного шара. Все они – специалисты высокого международного уровня, которые понимали, что нам предстояло работать в районе малоизученном, и любая информация о нем была ценной. Поэтому наша работа началась с анализа древних письменных источников, обсуждения научных версий и гипотез.

Часть ученых считает, что название «Куньлунь» с эпохи Хань относилось к горной цепи южнее Хотана (современный Куаньлунь). По этому поводу было высказано интересное предположение.

В древнюю эпоху на Алтае находилось богатейшее месторождение нефрита, а также других камней и минералов. Косвенным образом это подтверждает рассказ о путешествии китайского принца Му-вана в северо-западные земли. Существует несколько вариантов этой истории, встречающихся в различных древнекитайских письменных источниках.

Воин Великой степи. Реконструкция М. Горелика.

Например, в «Ле-цзы» сообщается, что принц Му-ван побывал в гостях у Сиванму, повелительницы западной горной страны, расположенной на краю Света: «Они пировали с ней у Яшмового пруда. И пела Сиванму царю, и он подпевал ей».

Знатные персоны обычно не выезжали так далеко и надолго из своих владений одного лишь развлечения ради. Как правило, они возглавляли дипломатические миссии и деловые поездки. Что же в таком случае могло заставить принца Му-вана отправиться в далекое путешествие? Вот тут-то и вспомнилось, что именно на Алтае располагался древнейший центр добычи и обработки нефрита, с которым китайский императорский двор на протяжении многих веков связывал свои интересы.

Этот интерес находит в истории конкретное объяснение. Современные ювелиры относят нефрит к полудрагоценным камням, но в древности и до наших дней в Поднебесной его почитали священным камнем. Конфуций говорил о нем как о символе добродетели, непорочности и чистоты. Из нефрита изготавливались украшения, вырезались печати, геммы и всевозможные талисманы. Они ценились дороже золота. С древнейших времен нефрит применялся для изготовления знаков отличия китайского императорского двора. Тогда ему даже дали поэтическое название – «камень жизни». Интересно, что с ним были рождены некоторые религиозные представления и культы.

Словом, из глубины тысячелетий и до наших дней нефрит достойно несет свою славу и, как известно, является национальным камнем Китая. Этим и объясняется давний интерес к нему.

В мире степных номадов нефрит тоже пользовался почетом. Еще в первобытные времена его использовали для изготовления орудий труда: ножей, наконечников стрел, топоров и т.д. Жители Алтая издавна знали о качествах, которыми обладает этот камень. Ученым удалось установить, что по своей прочности он превосходит кварц и алмаз. Удивительно, но при ударе параллельно граням кристалла могут расколоться изделия даже из хорошо закаленной стали. При всем этом нефрит поддается разрезанию на тончайшие пластины. Дело в том, что внутренняя структура камня напоминает войлок. Его тонкие волокна плотно переплетены друг с другом, что объясняет его чрезвычайно высокую прочность. Это свойство в полной мере удалось использовать степным мастерам, когда они украшали различными поделками из нефрита убранства кочевой знати. Среди степной аристократии и славной плеяды великих воителей этот камень пользовался особым почетом на протяжении долгого времени.

Члены нашей экспедиции принимали активное участие в обсуждении, и постепенно вспомнилось, что с нефритом была связана посредническая торговля кочевых обществ, о чем знали еще в античную эпоху в дальних западных от Алтая землях. Например, Плиний в своих трудах сообщает, что Саки занимались добычей камня светло-зеленного цвета под названием «аллаис». Конечно, нельзя категорично утверждать, что это был именно нефрит, но как бы то ни было сам факт остается фактом.

В Древнем Риме, Греции, Византии верили, что нефрит приносит удачу в азартных играх, дает победу возницам на состязаниях квадриг и бегунам на Олимпийских играх. В свое время победителей состязаний награждали скипетром из нефрита, а занявшего второе место – только золотым.

Археологические материалы свидетельствуют, что этот камень почитался многими народами мира. Об этом знали все члены нашей экспедиции, приехавшие из разных уголков планеты.

На территориях Древнего Востока, Египта, Индии и других стран исследователями найдено множество изделий из нефрита. Искусствоведы считают их настоящими шедеврами. Они отличаются неповторимым изяществом и красотой. Многим из нас в своей практике не раз доводилось не только видеть эти изделия в музеях мира, но и самим извлекать их из глубоких траншей.

Вполне очевидно, что, если торговля нефритом в ту далекую эпоху находилась в расцвете, то процветали люди, занимавшиеся его добычей и продажей. На этом фоне слова Эсхила о сказочном «золотоносном Плутоновом потоке» постепенно наполнялись для нас определенным смыслом.

Итак, нам удалось установить, что некие кочевники вели торговую деятельность и доставляли нефрит или другие минералы откуда-то из глубин Азии. Однако наука не располагает материалами для точного ответа на вопросы: кто были эти люди и где они добывали драгоценные камни? Мы тоже не торопились с выводами, но в качестве рабочей версии в нашей исследовательской группе всплыла идея, что в пору наивысшего экономического и культурного расцвета алтайские племена могли распространить свое влияние далеко за пределы прародины, что подтверждается появлением некоторых заимствованных элементов в их культуре. Это удалось проследить на примерах известных археологических материалов, обнаруженных в погребально-поминальных памятниках предшествующими археологическими экспедициями на территории Алтая.

Возможно, с добычей нефрита и торговлей им была связана деятельность людей, населявших земли, в которые нам предстояло отправиться. И вот что особенно интересно. В V веке до н.э. китайские летописцы впервые зафиксировали западный кочевой народ, который они именовали «Юэ-чжи, а этимологически это название могло быть связано с нефритом, который в китайском языке именуется «юй ши». Такую версию высказали в 1990 году ученые Ма Юн и Ван Бинхуа.

Попутно из нашего обсуждения прояснялся еще и другой вопрос. Находило объяснение особая воинственность древних обитателей Алтая. Ведь, удерживая богатые месторождения ценных камней и минералов, они могли испытывать частые посягательства соседних племен на свои владения. Поэтому не только оборонялись от них, но даже держали в страхе.

О могуществе юэчжи можно судить по сохранившимся письменным источникам. Сегодня стала хорошо известна история воинственного народа хунну, на протяжении долгого времени досаждавшего Китайской империи. Однако в свое время хуннский шаньюй Тумынь находился в зависимости от правителя юэчжей. Об этом свидетельствует тот факт, что однажды ему пришлось дать юэчжам в заложники своего сына Модэ, согласно правилу под названием аманат. Это была одна из древних форм заключения союза, когда вассалы отдавали сыновей на воспитание сюзеренам, тем самым, выражая свою покорность и преданность.

Такой сильный народ как юэчжи должен был занимать значительную территорию, и распространять власть на соседние племена. Кстати, известный исследователь алтайских древностей С.И. Руденко полагал, что этноним «юэчжи» – это собирательное название конфедерации алтайских племен середины I-го тысячелетия до н.э.

Правда, у современных ученых нет единого мнения относительно точной локализации юэчжи, особенно в ранний период. Вполне возможно, что китайцам была известна лишь восточная ветвь этого народа, а основная их масса обитала в регионах Алтая, Восточного Тянь-Шаня и Джунгарии. Ведь все они в некоторых письменных источниках обобщенно именуются «юэчжи». Однако…

Однако такое простое объяснение этого трудного вопроса слишком легко всплыло на поверхность нашего предварительного обсуждения. И фигурально выражаясь, больше напоминало всего лишь накипь горячего спора.

Дело в том, что некоторые события древней истории Центральной Азии позволяют говорить, что во II веке до н.э. на Алтае и близлежащих территориях кроме юэчжей жили и другие крупные племена. Они стали известны после усиления гуннов и их экспансии против своих соседей, которые мигрировали в Греко-бактрийское царство. В этой стране кочевники свергли династию Селефкидов, установили свою власть и создали Кушанское царство.

Античные авторы сохранили названия пришлых кочевых племен, «вышедших из страны заяксартской». Это Асии, Пасианы, Саракаулы, но самым сильным среди них были Тохары. Именно они дали новое название Бактрии, которую персы и арабы называли не и иначе как Тохарестаном.

Понятно, что такое крупное событие как захват Греко-бактрийского царства не остался без внимания летописцев и поздних исследователей, породивших немало научных версий и гипотез. Поэтому нам следует вкратце обратить внимание на некоторые из них.

“Владыка Земли”

Древние обитатели мира степных номадов нередко появлялись в поле зрения народов оседло-земледельческой ойкумены. Летописцы добросовестно фиксировали эти встречи. Что же они сообщают об этих странниках? Пожалуй, только диковинное имя, да пару-тройку сведений полулегендарного характера. Так в анналах истории человечества появились таинственные народы и племена. И словно призраки они по сей день бродят на пожелтелых страницах старинных фолиантов, отнимая покой и сон у многих поколений исследователей…

Воин Великой степи. Реконструкция М. Горелика.

Об этом участники нашей экспедиции знали не понаслышке. Поэтому мы старались глубже заглянуть в суть вопроса, обсуждая различные научные версии и гипотезы.

Итак, в V веке до н.э. жители Поднебесной узнали о существовании западного кочевого народа, который вошел в историю под названием «Юэ-чжи». На самом же деле слово «юэ-чжи» – это современное китайское звучание древнего этнонима, который в русском и западноевропейских языках сейчас читается как “Юечжи” (Yuechi, Yuehshih, Uetsi).

Однако за две с половиной тысячи лет китайский язык изменился, а в его древней транскрипции название западных кочевников должно было звучать несколько иначе – “Жоучжи” или «Юе-ти». При этом очень важно знать, из какого языка вышло это слово. Ведь это могло быть самоназвание народа, которое в измененном виде появилось в древнекитайских летописях?

Многие исследователи пытались ответить на этот сложный вопрос, а некоторые из них меж тем обратили внимание на то обстоятельство, что древнегреческие авторы в своих сочинениях вообще не упоминают кочевой народ под названием юэчжи. Впрочем, он мог быть известен им под другим именем.

Сопоставив все письменные сведения классического мира, ученые XIX века пришли к выводу, что народ юэчжи китайских летописей соответствует племени массагетов, встречающемуся у древнегреческих авторов.

Большинство лингвистов считают, что юэчжи (массагеты) говорили на одном из диалектов тохарского языка. Выдающийся ученый Е.Г. Пуллейбланк, проследив изменения и взаимосвязи некоторых старых слов, высказал предположение, что во множественном числе тохарского языка название народа означает «Владыки земли» или «Имеющие землю». Эту версию Пуллейбланк подтвердил на конференции в Филадельфии, которая прошла в 1996 году.

В этой связи обращает на себя внимание то обстоятельство, что персонаж китайских сказок царица Сиванму, правительница западной горной страны, обычно именуется «Владыкой земли». Но что это – титул или название ее народа? Сложно сказать.

Народ «Дракон»

Со временем претерпел изменения не только тохарский, но и китайский язык. Общение двух разных народов привело к сближению, а потому у них появились единые грани, где сформировались общие понятия. С этих позиций версия китайского ученого Линь Мэйцунь выглядит убедительной.

Он подчеркивает близость слова «лун» с этнонимом «юэчжи», которое по фонетике древнекитайского тоже означает «лун». Само слово «лун» передает понятие древнего божества тохаров, которое нашло свое художественное воплощение в образе дракона. Этот мотив часто встречается в прикладном искусстве ранних кочевников, обитавших в Джунгарии и на Алтае.

Открытые в последние годы на территории Синьцзяна мумифицированные останки, по мнению специалистов, принадлежат юэчжам, говоривших на древнетохарском языке. Под влиянием их культуры образ дракона нашел свое место в искусстве жителей Поднебесной.

Попутно заметим, что образ дракона начал фигурировать в памятниках древнерусской письменности после Великого переселения народов. Как известно, импульс этим событиям дали приалтайские степи. Впрочем, все это произошло позже, а нас интересовала другая эпоха. Ведь нашей экспедиции предстояла поездка к загадочному «золотоносному Плутонову потоку», где в образе дракона нас ожидал «Владыка Земли», таинственный народ «Нефрит»…

Продолжение следует.

P.S. Подготовлено по материалам и рассказам участников международной археологической экспедиции.

Leave a Comment

Your comment

You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Please note: Comment moderation is enabled and may delay your comment. There is no need to resubmit your comment.