Часть 2. В которой рассказывается о моих впечатлениях и приключениях

6:49 пп Отчеты о путешествиях

Часть 1. В которой читатель познакомится с собачками и гонкой

К сожалению, вахта моя кончалась тремя днями позже старта гонки, поэтому я предложил организаторам гонки, а именно комитету по спорту и туризму Чукотского АО, поснимать хотя бы 4 последних дня (безвозмездно, за еду и ночлег, чем очень удивил их) по маршруту Эгвекинот-Уэлькаль-Холодный (на карте в 1-й части рассказа Быстрый)-Анадырь.

Хоть и маршрут этот пролегает, в основном, по равнинной местности, в отличие от начального этапа среди фотогеничных сопок и скалистых побережий, я с радостью предчувствовал фотосъёмку и даже волновался, т.к. никогда прежде гонок не снимал. Как показало время, всё прошло не так, как я ожидал. О моих, точнее наших, приключениях, пишу в этом посте.

В Эгвекинот мы прибыли за 1 день до предполагаемого финиша гонки в этом чукотском посёлке.


Аэропорт расположен близко к бухте, когда летом прилетаешь, кажется, что садишься на воду.


Редкий случай, когда почта порадовала!


На пригорке памятник лётчикам воздушной трассы АЛяска-СИБирь.

Посёлок расположен в одной из бухт с прозрачной голубой водой (летом, естественно), окружён сопками, что создаёт в нём чудный тёплый микроклимат. Несмотре на то, что посёлок опустел почти наполовину, в нём всё аккуратно: глава района славится своей хозяйской хваткой. Строился в 40-50-х годах прошлого века заключёнными ГУЛАГа как порт для развития олово-вольфрамового месторождения Иультин, а позже и большого посёлка (до 5000 чел.), расположенного в 200 км севернее от Эгвекинота и соединённого с последним дорогой, построенной в крайне суровых условиях теми же заключёнными.


Одно из захоронений заключённых в тундре. На табличках нацарапаны цифры.

Иультинское месторождение по запасам одно из крупнейших в мире! и было похерено известно в какое десятелетие.

Сейчас Иультин – посёлок-призрак посреди сопок, добраться до которого можно только зимой: 800-метровый деревянный мост через реку Аумгуэма давно смыло половодьем.
Вместе со мной приехал мастер спорта международного класса по ездовому собаководству Сергей Панюхин из Твери с целью консультации комитета по вопросам включения гонки в рамки Чемпионата России в следующем году (звучит как-то так).

Поселили нас в убогой гостинице. Номера хоть и обычные, но чистенькие, а всё остальное – привет из прошлого. К сожалению, забыл снять общий туалет – других нет, представляющий из себя накуренную неопрятную комнату с 2-мя унитазами, разделёнными покарёженной фанерой с такими же фанерными дверьми, одна с шпингалетом, другая без. В гостинице шум, причём начинается с 6-ти утра с голдежа уборщицы и вахтёрщицы. В аля советской столовой не хватало только объявления «яйца в соль не макать», кормят отвратительно (я вообще-то не привередливый), добивает нарисованный гуашью на ватмане и наклеенный на стену коричневым скотчем плакат «уголок потребителя». Позже узнал, что на гонку потрачено, внимание, 11 миллионов рублей! Как Вам бюджетик?

Этим же вечером я осуществил свою давнюю мечту: покатался на доске на Чукотке!

Горнолыжка в Эгвекиноте расположена на довольно крутой сопке, так что техника у занимающихся в ней, должно быть, на уровне. К сожалению, прошедшая тремя днями раньше пурга сдула весь снег, обнажив бетонный наст, и не получилось взойти на вершину ближайших сопок, чтобы сигануть вниз с них. Этим же вечером увидил северное сияние, как водится в таких случаях оставил штатив в гостинице, а также и специально привезённую палатку, чтобы на её фоне фотографровать сияние, а не просто небо, поэтому всё же получился тупо кадр в стиле «а это северное сияние»!

Следующим днём сходил прогуляться в ближайший распадок. Солнце ослепительно сияло, на материке такого нет: отражающий снег многократно усиливает его яркость, что глаза болят даже в хороших очках. Наметил пару кадров, чтобы вернуться сюда в подходящее время. За видом пришлось лезть на предгорок высотой метров 20. Пытаюсь зарубиться: не соврали на горнолыжке – наст каменный, потихоньку продвигаюсь вверх, нога соскальзывает и я в скользких штанах скатываюсь до подножья. Удалось забраться только с третьей попытки!

Тем временем, в посёлке готовились к приезду каюров. Вытащили, по-ходу оставшийся со времён спартакиады 1985 года инвентарь, и стали размещать его на льду и на месте стоянки собак.

Вот эти стойки: с одной стороны старт, а с другой финиш – это как визитная карточка любых спортивных соревнований, она, как и сценарии мероприятий, не меняется у нашего спорткомитета никогда.

Вечером снарядился на фотоохоту за северным сиянием. Термос, штатив, спусковой тросик, палатка и пару налобных фонарей: на лоб и в палатку. В 9 часов появились первые слабые проблески, я, помня вчерашнее буйство красок, отправился к ближайшим сопкам. К половине 11 нашёл нужный мне кадр и композицию, но в ближайшие 2 часа так ничего и не поймал, только слабое зеленоватое свечение неба (что получилось можно увидеть в посте от 19 апреля), так что к часу ночи немного расстроенный и с головной болью от холода, такая у меня странная реакция организма, вернулся в гостиницу.
Каюры приехали к обеду.

Встречали их горячим оленьим бульоном, и чукотскими обрядами.


После приезда каюры обязательно осматривают собачек. Если предстоит бежать по местности, где собаки могут повредить лапы, им одевают носочки.


Так как каюры финишируют с большоооой разницей во времени, народ развлекается, например, игрой в эскимосский мяч.

К вечеру некоторые из них были вдрызг. Как известно у некоторых народностей отсутствует фермент «алкогольтетрагидрогеназа» или как его там, поэтому спирт у них расщепляется крайне медленно и с бутылки пива их хорошо уносит. Основной бич местного населения – это пьянство. О чём говорить, раз даже на время гонки они не могут отказаться от этого, за что уличённые были наказаны в виде лишения 50% выигрыша (а в этой гонке денежный приз получали все участники!), довольно спорные воспитательные меры. Хотя каюров я немного понимаю. Еду для собак, мороженное моржовое мясо, привезли поздно, его надо варить. То есть каюры сами варят бульон и еду для собак. При этом ужин у них тоже был строго с 7 до 9 вечера, а тут ещё собакам готовь. Некоторые, естественно, на ужин не попали. Что ещё делать холодным вечером у костра, оставшись без ужина (днём, на солнце, кстати около 5 градусов мороза, но стоит солнцу скрыться становится очень холодно)? Тем более, завтра выходной день. Особо предприимчивые барыжили моржовым мясом за бутылку. Да чё воообще говорить, если в официальном буклете гонки вставлена эта фотография.


Фото А.Куцкий. Книга «Надежда-гонка по краю земли», сост. Богословская Л.С.

Дождавшись закатного часа сходил в распадок и приступил к съёмке вчерашнего сюжета. Когда нужный кадр был на карте памяти, съехал с горки на попе и пошёл обратно. Пройдя 200 метров обернулся, выругал самого себя за спешку и в скором темпе вернулся обратно, залез на пригорок и расположил вновь оборудование, т.к. небо стало приобретать совершенно иную окраску. В итоге лучший кадр получился, именно, во второй раз.

Придя на следующий день на место стоянки поснимать собак и увидев невнятно говорящих 3-х пьяных каюров, пару тройку перегрызших упряж и свободно бегающих собак, всё желание общаться и снимать у меня пропало и я плюнув, на всё, пошёл гонять на доске.


День отдыха в Эгвекиноте на фоне горнолыжки.

Вечером выяснилось, что Сергей вместе с очень отстающими иностранными участниками гонки не улетел в другой посёлок Уэлькаль, в котором на завтра намечался финиш очередного этапа: резко упал туман. Предчувствую неладное: снегоходов сопровождения мало, могут взять только одного человека, изначально предполагалось меня: я же фотограф гонки. Вездеход сопровождения, в котором тоже можно ехать, идёт медленно, а у Сергея билет на самолёт на понедельник. Если вездеход по каким-либо причинам вовремя не приходит в посёлок, Сергея не смогут дальше забрать на снегоходах и он попадает. Отсюда вывод, что попадать придётся мне! И я попал! Сергея определили на снегоход, а меня в ГТТ.


Следующие 35 часов мы ехали в таком положении


А собаки в таком. (мне, вообще, очень стыдно перед читателем, т.к. следующее описание будет сплошное нытьё, а вот собаки совсем не жаловались!)

Езда в советском вездеходе это ад! Он жутко грохочет, он воняет солярой, и ей пропахивает вся одежда, а потом дом, его качает и длится это вечно. Идёт по тундре он 10 километров в час, не более. А значит, трястись нам около суток. Как оказалось, едет нас, в добавок, 6 человек: я, двое из оргкомитета, ветеринар Саша Кудлай, снимающий пейзажи на листовой слайд A4, а в данном путешествии панорамы на плёнку 120! (хотя он должен всегда быть при собаках, особенно на финише) и два кинолога с Канады (изучают чукотских собак). Разделите 3 метра на 6 и получите жизненное пространство, выделенное каждому для езды: в вездеходе ехать можно было только лёжа. К тому же, предполагалось, что вездехода до Уэлькаля вообще не будет (все улетят на вертолёте), поэтому вечером вчерашнего дня срочно были найдены водители со своим вездеходом, и они всю ночь провели готовя технику к поездке.


Подкачать колёса, и в путь!

От Эгвекинота до Уэлькаля (посёлок этот упоминается в фильме «Перегон» Ал-ра Рогожкина, рекомендую посмотреть), грубо говоря, 100 км по льду бухты. Но с бухты сорвало лёд, нагнало поверх оставшегося льда воды, поэтому мы ехать должны были с большим крюком в 200 км по зимнику: сначала прочь от Уэлькаля и Эгвекинота на северо-восток 90 км до другого села Амгуэма (по дороге, которая вела на Иультин), потом обратно, но уже восточнее, то есть параллельным курсом, среди гор и тундры до Уэлькаля.

Предполагая, что упряжки я могу не поснимать вообще, я проявил гражданскую инициативу и в 5 утра уже был на ногах: снимал отъезд каюров. Конечно же в такую рань нормальный человек смотреть отъезд не пойдёт, но организаторов мало волнует медиаотдача и что зрителей нет, им важнее сделать галочку в годовом отчёте. Между тем, за границей особенно, да и на материке, главный смысл соревнований – это спортивное шоу и зрелищность.


Одиноко стартует каюр.

Мы выехали часов в 9 утра, что очень поздно. Однако до арки, отмечающий границу полярного круга (на самом деле он севернее на 9 км) домчались часа за полтора, что говорило о скорости в 15-20 км в час и во всех вселило уверенность в скорейшем прибытии.

От такой скорости у гусениц наполовину повылетало несколько пальцев, стержней, скрепляющих звенья гусениц – траки. Хорошо, что заметили сейчас и забили их обратно кувалдой: собирать развалившуюся гусеницу в тундре дело совершенно неприятное и долгое. Так же быстро дошли и до Амгуэмы, свернули с дороги на зимник и поехали. Зимник, на самом деле, это не дорога. Это направление в тундре. В тундре дорог нет, ибо каждый вездеходчик со школы знает, что гусеницы оставляют глубокие незаживающие шрамы. Передвижение возможно только в зимний период, когда тундра промерзает и полосуется следами вездеходов, доставляющих грузы, прибывшие в районные центры с летней навигацией, в отдалённые посёлки. Направления эти проходит через наиболее лёгкие горные перевалы, естественно, поэтому часто и получаются такие крюки. Движение по зимнику медленное: рыхлый снег не даёт быстро ехать тяжёлой технике: она проваливается, молотит снег, её сносит с дороги.

Я напихал в уши туалетной бумаги и приняв лежачее положение дремал или глядел в потолок. Этим занимались и другие. Читать невозможно, так как книга пляшет в руках. Окон в вездеходе не было, а пейзажи, должно быть, были красивые. По крайней мере, на редких остановках, когда у кого-то уже почти лопался мочевой пузырь, они таковыми были. Встретили 2 вездехода, идущих навстречу с Анадыря, значит, едим правильно! Да и вообще, приятно встретить в глуши кого-то: появляется какая-то гипотетическая надежда, что в случае чего, кто-то сможет помочь.

Проснулся на очередной остановке. Водители стали доставать спутниковый телефон и пробовать набрать номер. Совместными усилиями это получилось и пока они дозванивались, я с удивлением обнаруживаю, что уже 2 часа ночи! А мы не в Уэлькале. Оказывается, мы заблудились! Как это возможно когда у водителей есть GPS, и у Саши тоже есть GPS! Оказывается, водители предупреждали вчера организаторов, что они никогда не ездили в Уэлькаль по зимнику, что у них нет трека, и вообще, у них новый GPS, в котором вообще ничего нет, и поставили они его только-только. Но это же бред! Узнать трек и вообще как ехать можно было без проблем в Эгвекиноте. Оказывается, у Саши в GPS тоже ничего нет (помните про карту памяти из первой части?), только стандартная карта, и он на ней не знал, где Уэлькаль. Я был в Уэлькале 3 раза и только сейчас узнаю, что никто понятия не имеет где он! Показываю им, где этот Уэлькаль, выясняется, что на масштабе 10 км на Сашиной карте тоже появляется отметка посёлка, причём довольно точно и тут же мы понимаем, что 100 километров назад водители не туда уехали! 100 км! Это, как минимум, 8 часов движения! Они ошиблись на развилке и свернули направо на зимник в сторону Анадыря, когда надо было ехать прямо. В итоге, мы стояли практически на одной широте с посёлком, но восточнее него тоже где-то в 100 километрах. Сумерки не позволили ехать и все завалились спать, спустив больных собачек, ехавших на крыше и привязав их к тракам.

Следующим днём ничего не оставалось, как ехать обратно по нашим следам к развилке. Один из оргкомитета гонки, пытался направить всех к предпоследней точке гонки (следующий пункт после Уэлькаля, пара балков, охотничьих домиков, в белоснежной тундре), так как от нашей стоянки до неё было по прямой тоже около 100 километров. Впереди виднелись горы с романтичным названием Ушканий кряж (ака Заячья вытянутая холмистая), точки этой, посёлка Холодный (когда-то малюсенького в 5 домов старательского посёлка) естественно в GPS ни у кого не было (я там был летом, но зимой, уверен, не нашёл бы), но он уверял, что знает где это: «Чего возвращаться обратно, поехали я покажу». И прочий бред.

Вообще, он очень говорливый оказался и такой, типа, деятельный. На самом деле шума больше, грузить начинает. Развернули вездеход и медленно поехали назад.
Через несколько часов не выдержали нервы у одного из Канадцев и он выдал что-то типа такого:

-Вот зе факин гоинг факин он факин телл ми вот да фак ви гоинг энд гоинг, хаур энд факинг хаур, вэар факинг уэлкал, вот да факинг гоинг он!

- Окей ай телл ю.

- Факин телл ми, бат фист ай вонт факинг пи, зен факин тел ми вот да фак. Стоп факинг машин айм гоинг факинг пи.

После того как он сделал пи, я ему рассказал, что происходит, точнее повторил то же самое, что и сказал вчера. Он смягчился и сказал, что подумал что мы заблудились и всем нам хана. Понятно, что он переживал, так как вторая из канадцев была женщиной и ей это путешествие переносить ещё хуже, чем нам.


Примус из паяльной лампы и изогнутого отрезка трубы – довольно распостранённая вещь у водителей.

В час дня встали на обед. На первый полноценный горячий обед за полтора суток! До этого только чаёвничали, ибо времени не было. Удивляюсь, что хотябы на чаёвку останавливались, а не продолжали движение, расплёскивая чай. Обед состоял из доширака и половины банки оленей тушёнки. Собакам, едущим с нами, досталось по целой.
Вокруг ослепительно белая тундра и сопки, солнце ярко светит и печёт, появились первые проталины.

После обеда я и Саша забрались на крышу вездехода, развалились там на мягких вещах и до захода ехали на крыше, греясь под лучами солнца и иногда укрываясь пуховиком от появляющегося ветра. Тут я убедился, что несмотря на грохот и кажущуюся внутри вездехода скорость, предвигаемся мы очень медленно. Доехали до развилки и теперь уже повернули в правильном направлении. По дороге встретили КРАЗ!

Он медленно взбирался на приспущенных колёсах на очередной перевал. Возит грузы по посёлкам. Удивительно, что водитель ездит один.


Последнее, что я увидел, перед тем, как забраться обратно в вездеход. Разница между кадрами 180 градусов (=

Время перевалило за 10 вечера. Все начали снова спать. Наконец, я увидел в переднем лобовом окне мелькание зелёных огней посёлка и через пол часа мы достигли его окраины. Наконец, мои мечты, и мечты всех ехавшиих на левом или правом боку, о еде на стуле за столом и возможности развалиться осуществлятся!
Сомнения закрались сразу после того, как мы вылезли из вездехода: тревога застыла в ночном воздухе, освещаемая полной луной, и развеялись через пару минут: перегружаемся в другой вездеход и едем догонять гонку!

Сейчас 1 час ночи, а значит к старту в 6 утра на Холодный мы точно не успеем, значит ехать будем теперь практически до самого финиша! Деятельный пассажир опять начал командовать, что как грузить, всех подбешивая. К нашему грузу добавилась ещё одна упряжка с отстающим каюром: позавчера видел его едва стоящим на ногах! Вездеход был меньшего размера, и с нарами в 2 ряда. Однако, нам удалось всё утрамбовать.


Следующие 13 часов мы ехали так.

Собрались пить чай, на что деятельный пассажир пытался нас образумить: «Какой чай, ехать надо, ехать, догонять гонку», на что все его уже откровенно послали. Мы ещё догружали вещи, как я заметил, что сам он куда-то пропал. Залезаю в вездеход и не поверил: он уже залез в кабину и хлещет там чай с печеньем! Нормально?! Мы назло ему пили чай медленно, не обращая внимания на вопли, к тому же два раза.

Улеглись спать, я на вещи между двумя нижними нарами, остальные на остальных 4-х, деятель поехал в кабине, а каюр с собаками на крыше вездехода. На каюре была традиционная чукотская меховая одежда, поэтому он не доехал сосулей. Собакам вообще пофигу, они при минус 40 спят на улице.

Догнали мы гонку где-то в 50 километрах до финиша. Удалось пофотографировать, но солнце уже палило нещадно, контраст был катастрофический, тундра была голая, ехать задолбало, поэтому тупо стрелял в лоб упряжкам и сделал много стрёмных фото (=


Каюры даже на подъёмах не вставали с нарт. Но собаки, несмотря на затяжной подъём, справлялись легко.

Догнал нас и второй вездеход с упряжками задерживающих всех европейцев. Каюр, ехавший с нами, оказывается, потерялся, за ним ездили на снегоходах, не нашли и он финишировал в Уэлькале уже после старта гонки из этого посёлка, поэтому не поехал в этом полупустом вездеходе, а ждал нас. Проводили последнего каюра с номером 13 и отправились дальше. Официальный финиш гонки, на самом деле, намечался не в Анадыре, а в 10 километрах от него, где мы и остановились в симпатичном распадке на льду замёрзшего озера.

По плану было дождаться всех каюров, подвести итоги гонки, выстроить их согласно занятым позициям и таким образом уже отправить в Анадырь на финиш. Мы дотряслись, наконец таки! Нас ждали члены оргкомитета гонки из Анадыря на нескольких снегоходах и тут я обнаруживаю, что они не привезли даже чая! Как такое может быть, что каюров после дневного перегона не встречают хотя бы чаем!? Надо всего-то 8-10 литров кипятка, не бочку же! 11 000 000 рублей на организацию гонки! Тем более, что последнюю ночь каюры провели на Холодном в сидячем положении, в одном балке, так как большая мчсовская палатка, которую планировалось ставить, была на нашем вездеходе. Плюс с нами едут 4 иностранца, поевшие 1 раз в три дня: где пиар гостеприимства и уникальности нашего округа, о котором постоянно твердят в спорткомитете. Что могут рассказать о путешествии эти иностранцы после приезда домой, кроме как одних касяков? Короче, пока я не сказал организаторам, что хорошо бы кипятка, они не сообразили и только после этого отправили снегоход в Анадырь за кипятком. Конечно, горелки есть у водителей вездехода, но водитель вездехода не обязан снабжать всех кипятком.

Каюры тем временем стали финишировать. У организаторов опять началось гонево. Я им говорю, мне фотать надо, что Вам фотать, финиш в Анадыре, общие фото? Они все без понятия, что им надо. Ну договорились на том, что я сам решу. Через какое-то время мне объявляют, что я еду на вездеходе!

- Стоп, вам фото нужны или нет?
- Нужны, ну ты что, пешком потом пойдёшь?
- Ну вы решите в конце-концов, кто организатор-то!?

Решили, что будет всё-таки 1 место на снегоходе. Каюры подтянулись все, отправляем вездеходы на базу в Анадырь.

Потихоньку в Анадырь начинают уезжать и снегоходы. Со спорткомитета мне снова говорят почему я не уехал, и вообще решил-ли я как поеду, мест-то нет. Блин, обсудили же в который раз! Пол часа назад! Я уже просто выбешенный им говорю, что мне пофигу вообще, сами решите, что вам надо, и на чём я еду: на оставшемся вездеходе и ничего не снимаю или на снегоходе, потому что по большому счёту фото нужны вам для пиара, ибу у вас по-жизни в брошюрах и печати не фото, а говно, а мне ваши каюры нафиг не сдались. И тут мне говорят (дословно): «Да уедешь ты в Анадырь, чё ты беспокоишься и как баба разнылся! Сейчас вообще оставлю тебя здесь и пешком пойдёшь!» Это он меня испугать решил, стоя в 300 метрах от дороги! Я за словом в карман не полез, пофигу мне, что он меня старше в полтора раза «Вы чо, охренели что ли, чё несёте?» Он сразу меня отрубать словами всё, всё я сказал, уедешь! Естественно уеду, потому что он найдёт мне вездеход и посадит меня на него. Если бы я насчёт фото договаривался лично с ним, я бы вообще послал бы и свалил в ту же минуту пешком.
В конце-концов, определили меня на снегоход и мы сделали несколько кадров каюров в движении, пока они добирались до финиша в Анадырь. Это был единственный получасовой фотосет именно гонки, в движении, с разных ракурсов и с более-менее разным ландшафтом за 4 дня моего путешествия в качестве фотографа гонки!

Честно говоря, снимать уже после всего этого дорогостоящего маразма я настроен не был. Я привык к дискомфорту и , но одно дело, когда тебе говорят: «Чувак, вот надо на эту точку, но надо будет протрястись 3 дня!» Без проблем, хоть 4, можно потерпеть. И другое дело, когда обещают одно, ты настраиваешься (кто снимает, тот знает, как нужно настроиться на съёмку, иначе на выходе хрень получишь) и попадаешь в такие организаторские проколы, на которые ты повлиять не можешь, но которые досталяют дискомфорт другим, а не организаторам. Не удивился, что через день!, когда я принёс готовые фото, все вращали глазами: фото надо было срочно выкладывать на сайт, а я вот им, дескать, не позвонил (а мы что, договаривались). Ещё больше все удивились, что нет снимков финиша, хотя этот умник-баба сам бегал на финише с фотоаппаратом.


Финиш в городе Анадырь.

Когда Сергей Панюхин рассказал о планах правительства Чукотки провести гонку «Надежда» 2012 года в рамках чемпионата России, пригласив гонщиков и СМИ из Европы и материка, я ответил: «Сергей, Вы что, не надо этого делать ни в коем случае, мы – Чукотка – крупно лоханёмся»! Я надеюсь, что спорткомитет прислушается к совету опытных людей и гонка состоится на гораздо более высоком уровне, чем прошлогодние и та, на маленьком отрезке которой, я побывал.

Автор: lonely3ranger

6 Responses
  1. sibirushka :

    Date: Август 29, 2011 @ 7:02 пп

    фото – дух захватывает!

  2. admin :

    Date: Август 29, 2011 @ 7:04 пп

    Вообще супер! Сам мечтаю совершить подобный трип)

  3. allchaos :

    Date: Август 30, 2011 @ 4:38 дп

    Круто, слов нет! Северные холодные виды дух захватывают!

  4. admin :

    Date: Август 30, 2011 @ 4:40 дп

    Точно! Вообще у меня в обязательном списке экспедиций совершить что-то на собачьих упряжках…И вообще ТАКИЕ Севера манят, не смотря на всю суровость…А ты был в описываемых краях?

  5. sibirka :

    Date: Август 30, 2011 @ 5:15 пп

    никогда не видела северного сияния)

  6. allchaos :

    Date: Август 30, 2011 @ 6:05 пп

    Только в командировках, увы.

Leave a Comment

Your comment

You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Please note: Comment moderation is enabled and may delay your comment. There is no need to resubmit your comment.