«Итихаса»

12:40 пп Легенды и мифы, Шаманизм

До недавнего времени имя Владимира Казангапа не было известно широкому кругу русскоязычных читателей. Всё изменилось после выхода книги «Итихаса» — удивительного, завораживающего романа, основанного на алтайских мифах и эпосе. Теперь имя писателя прочно ассоциируется с фантастической книгой, название которой переводится «Вот именно так и было». В нашей беседе Владимир Казангап рассказал о том, как создавалась «Итихаса», о мнимом и настоящем волшебстве Горного Алтая, о буддизме и конечно — о книгах.

- В этом году Алтай отмечает восьмидесятилетие Лазаря Кокышева, которому принадлежит авторство первого романа на алтайском языке – «Арины». Читали ли вы эту книгу? Повлияла ли она как-то на вас?

- Да, конечно читал. Как не читать, Лазарь Васильевич один из основоположников алтайской литературы. Он родился в соседней деревне Камлак. Когда мне было 12-13 лет, я очень увлекался алтайской поэзией и прозой. Роман «Арина» во многом автобиографичен. Лазарь Васильевич художественным языком описал жизнь своей матери во время войны и в период послевоенного восстановления советского государства. Получивший европейское образование и в то же время оставшийся в душе алтайцем, сыном гор, Лазарь Васильевич сумел донести до читателя всю глубину ощущений природы Горного Алтая, местного быта тех времен и обычаев. Поражает его способность с первых страниц романа погружать читателя в ту эпоху. Порой создается впечатление, что чувствуешь весенний пронизывающий сырой ветер, пробирающийся под телогрейку, запах тающего снега, слышишь звуки деревни и ощущаешь тягость ожидания: не похоронку ли с фронта несет почтальон.

- Не было ли у вас идеи написать «Итихасу» по-алтайски? Или организовать перевод?

- Нет, не было. Все алтайцы знают русский язык. Многие знают и алтайский и русский, а некоторые еще и английский, но большинство знают русский лучше чем свой родной. Перевод книги на алтайский был бы чисто политическим шагом, как например, выпуск русско-алтайского разговорника в 1990 году. Политикой я не занимаюсь, поэтому, нет, такой идеи не было. А вот перевести алтайский эпос на русский язык – это был бы просто подвиг жизни. Сохранившиеся в нем знания бесценны. И люди должны знать их. Сейчас на русский язык переведена лишь небольшая его часть. Процесс перевода и издания сопровождался мистическими и порой трагическими событиями. Это не простая информация, это архивированная папка с файлами.

Владимир Казангап

- Вокруг Горного Алтая сформировалось множество мифов – имеется в виду не собственно местная мифология, которая легла в основу «Итихасы», а домыслы и байки, сопровождающие разговоры о крае досужих людей. Что из этих «баек» вы могли бы – и хотели – сейчас развеять? Расскажите, какой «миф об Алтае» попадается вам чаще всего?

- Конечно, небылиц выдумано множество. Особенно неграмотными экскурсоводами. Один председатель колхоза вложил деньги, провел к пещере свет, построил там лестницы и перила. После этого он пригласил сообразительных парней из соседней деревни и сказал им примерно так: «Будете собирать деньги за посещение пещеры и рассказывать о ней туристам. Сами что-нибудь придумаете. Но так, чтобы у них дух захватывало! А если не придумаете, я найду других». И сразу появились в пещере гном, исполняющий желания, окаменевший древний орел на потолке, раскопанная гробница у входа, страшный провал, в котором исчезали люди и который потом взорвали НКВДэшники, и многое другое. И тут, как говорится, на-ча-лось. Но это — мелочи. Больше всего беспокоит миф о шаманизме в разных интерпретациях. Сначала были экстрасенсы, затем они превратились в космоэнергетов, сейчас стало модным называть себя шаманами, и многие взяли в руки те барабаны, которые продают туристам местные мастера. Эти неошаманы, конечно, хорошие психологи, наловчившиеся вытаскивать деньги из кошельков у богатых клиентов, но если бы они знали, почему и как шаман делает свой первый бубен, или хотя бы один раз соприкоснулись с той силой, которая толкает его на этот поступок, то назвали бы себя как-нибудь по-другому и, скорее всего, всю оставшуюся жизнь наблюдались бы потом у психиатра. Не говоря уже о шаманских практиках прохождения девяти подземных миров, в которых каждая ошибка или отсутствие на одежде специальных защитных знаков может в лучшем случае стоить шаману жизни. А о техниках кровавых жертвоприношений не стоит и упоминать. То же происходит с лентами, которые привязывают на деревья. Кто-то раскрутил миф, что это дерево желаний. Это шаманизм, вообще-то. Ленты привязываются на деревья особым способом. Ткань для лент покупается отдельно и больше нигде не используется. Это ритуальные вещи, как свечи в церкви. При этом читаются особые молитвы и пожелания духам предков и духам гор. Это похоже на то, как ставят свечи в церкви во здравие или за упокой. Только вот существа, с которыми человек входит в контакт при этом ритуале, совсем другие. Человек о них ничего не знает. Местные жители с детства знают, как совершается этот ритуал. Они воспринимают этих существ как добрых соседей и надеются, что они отвечают им тем же. А людям, не относящим себя к этой древней и не изученной религии, я бы не советовал совершать такие ритуалы, которые неизвестно чем могут для них закончиться. Особенно не советую привязывать на деревья всякую дрянь, что может сказаться на психическом здоровье человека и событиях, которые с ним произойдут. Не забывайте, что для того, другого, мира тысячи километров, отделяющих Горный Алтай и, например, Москву, это не расстояние.

- Что в случае с «Итихасой» пришлось делать дольше – собирать материал или непосредственно писать книгу?

- Материал накапливался семь лет. Не на полке, конечно, в голове. Я пытался что-то писать, но получался только детский лепет. Зато было чем растапливать печь. Хотя первый толчок я ощутил еще в юности, когда увлекся произведениями алтайского поэта Аржана Адарова. Его сборник «Живая вода», и особенно поэма «Танское зеркало», унесли меня в пески Гоби на две с половиной тысячи лет назад. Впоследствии я увлекся археологией и историей, работами академика Окладникова, Потанина, Суразакова. Намного позже столкнулся непосредственно с некоторыми практиками шаманизма, индуизмом школы Агхора и буддизмом школы Кагью. И могу сказать, что настоящие знания – это не то, что почерпнешь из книги. А писать «Итихасу» я начал три года назад, после семи лет сбора материала. Но у меня еще не было сюжета, четкого представления о том, чем все закончится, не было даже многих героев. Но вот что-то произошло – и книга сама начала писаться. Это, наверное, глупо звучит, но я на самом деле не успевал писать, когда, что называется, накрывало. Поток картинок, звуков и ощущений был таким сильным, что заполнял собой весь мир. Все остальное казалось менее важным. И вместе с этим откуда-то появились силы. Днем я работал, а ночью писал. Иногда, черкнув на листке пару заметок для себя о дальнейшем развитии сюжета, вставал из-за компьютера в семь утра и шел на работу. Книгу я написал очень быстро. Потом надо было придать материалу более-менее литературную форму. Всего я сделал десять редакций за два года.

- Сопровождали ли написание книги какие-либо мистические, или, если можно так выразиться, героические события? Вы чувствовали, что работаете с необычным материалом – на уровне повседневной жизни?

- Несомненно. Такое ощущение возникло давно. Я знаю, какой мистикой окутаны жизнь и смерть Гоголя. А он работал с похожим материалом. Поначалу мне было страшновато. Казалось, есть нечто, управляющее всем процессом и заставляющее людей и события способствовать созданию этой книги. Иногда меня тянуло куда-то, куда идти здравому человеку вовсе не надо было. Например, идти ночью зимой через лес за 8 км на какую-то пьянку с какими-то малознакомыми темными людьми в какую-то дальнюю деревню. И там происходили удивительные события. Незнакомый человек в разговоре произносил какие-то нужные слова, которые потом замыкали некую цепь в голове, и поток снова включался. Оказывается, чтобы его «включить», не хватало только этих двух-трех слов. Однажды поток включился тогда, когда я увидел с вершины горы старую сгоревшую от молнии сосну на фоне пасущихся внизу лошадей. Мне срочно понадобился Ветхий Завет, и в городе Бийске незнакомый водитель остановился посреди дороги, вышел из машины, позвал меня и бесплатно отвез к церкви, затем развернулся и уехал. Таких случаев за последние годы произошло множество. О них, наверное, стоит написать книгу ))). О видениях говорить не буду. Это очень серьезные вещи. Они даются индивидуально, каждому человеку отдельно и только для него. И это не тема для разговоров.

- Расскажите о своих литературных предпочтениях. Что вы любите читать, какие книги, как вам кажется, повлияли на вас больше всего?

- Что я люблю читать? Многое. Особенно, конечно же, эпос. Поэтому и моя книга так называется. Загадочные и совсем не изученные произведения. Индийский эпос «Махабхарата», шумерские «Сказания о Гильгамеше», алтайский эпос «Маадай-Кара», американская «Песнь о Гайавате» и, конечно же, карельский эпос « Калевала» и наши богатыри. Кроме этого – книги ламы Олле Нидала, которые просто изменили мою жизнь. Мне однажды мистическим образом повезло купить книгу А.В. Анохина «Материалы по шаманизму», изданную до революции. Она уникальна тем, что автор не обрабатывал полученный материал. Как ему рассказали шаманы, так он и записал. На последней странице стояла надпись: «Левый берег Катуни. Село Аскат. 1912 год». Книга и так переворачивает все наши понятия о строении Вселенной, а тут еще и это совпадение дат. Мне, конечно, очень хотелось написать в конце своей книги: «Левый берег Катуни. Село Аскат. 2012 год». Вы понимаете мои ощущения? Прошло ровно сто лет! И опять произошло что-то похожее. Я теперь регулярно навещаю могилу Анохина в соседней деревне Куюм. Алтай никогда не перестанет удивлять людей! И, конечно же ,хочется назвать советских писателей, таких, как Аржан Адаров и Геннадий Юшков (роман «Чугра»), и других. Писатель Юшков – из народа коми. А какой слог! Перед таким слогом хочется преклонить колени.

- Сейчас многие переходят на электронный формат чтения. Появилась ли у вас электронная книга или вы предпочитаете читать в бумаге?

- Нет, мне кажется, что предлагать читателю книгу в электронном виде можно только после десяти лет ее успешного продвижения на традиционном книжном рынке или, наоборот, после десяти лет неудачных попыток ее издания. Может, я и консервативен, но электронные книги для меня – это шаг в сторону.

- Традиционный финальный вопрос «Новостей литературы»: что вы читаете сейчас или прочли совсем недавно? Расскажите об этой книге!

- Сейчас читаю книгу ламы Олле Нидала «Книга о любви». Совсем недавно в издательстве ЭКСМО вышло несколько книг Олле. Пока Запад тысячу лет изучал и разрабатывал машины, Тибет тысячу лет изучал человеческий ум. Если хоть раз прокатиться на немецкой машине, то можно понять, насколько продвинулись тибетцы в своем вопросе. И то, что учителя буддизма говорили еще пятьсот лет назад о том, как и какие процессы происходят в уме человека в разных ситуациях и какова причина всего этого, сейчас подтверждается наукой. Откуда появляются зависть и злость, почему с людьми происходят плохое или хорошее. И как быть счастливым и приносить счастье другим. Буддизм – это не религия, это – набор очень полезных инструментов, аккуратно разложенных по нужным полкам, и очень удобных, потому что их можно постоянно носить с собой, не боясь, что их украдут. «Книга о любви» затрагивает один из самых важных аспектов нашей жизни. Отношения между мужчиной и женщиной. Отношения в семье и в паре. Как сохранить и преумножить ту силу, которая называется Любовью и Счастьем.

Источник

Leave a Comment

Your comment

You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Please note: Comment moderation is enabled and may delay your comment. There is no need to resubmit your comment.