Народ, живший когда-то в горах Урала Часть II

3:02 дп Манси - лесные люди

Народ, живший когда-то в горах Урала Часть I

Малых народов или народностей в России много. К сожалению, некоторые из них медленно, но верно исчезают. Так тофаларов (или в народе их называют тофы) всего 600 человек. И с течением времени ситуация со многими народами всё усугубляется.


Мансийский_пауль – фото А.Слепухин

Существует федеральная программа помощи малым народам. Во многих случаях она оправдана, т.к. территории традиционного проживания этих народностей постоянно занимаются и осваиваются. Федеральная помощь должна учитывать все сложности ситуации жизни коренных народов.

В этом материале мы и хотели бы поговорить об этой помощи. Помощи государства коренному для Свердловской области народу манси.

Для простоты решения вопросов малого народа манси в Ивделе была создана Общественная организация «Общество по выживанию и социально-экономическому развитию народа манси».

По названию и существу указанная организация должна взять на себя решение вопросов, связанных вообще с народом манси на территории Свердловской области. Но на деле оказывается совсем не так.

Знакомые мне манси в том же самом посёлке Пелым (о чём мы писали уже не раз) неоднократно обращались в вышеназванную организацию со своими насущными вопросами. Но им было отказано в помощи Председателем Общественной организации г-ном Алексеевым. Дескать, вы проживаете на территории Муниципального образования «Посёлок Пелым» – вот пусть там вам и помогают. Но зачем нужна тогда федеральная программа? На кого именно она рассчитана?

Значит, существуют «манси-манси», которым надо помогать в первую очередь? По каким критериям идёт этот отбор? Помогают только манси, проживающим в Ивдельском районе? А остальные манси уже не представители малых народов? Если так, то действительно им не стоит помогать!

Манси, проживающие в пос. Пелым и в округе, не имеют возможности получать помощи от государства, поскольку оно не хочет их признавать. Для указанной Общественной организации и государственных чиновников существуют манси только Ивдельского района. Хотя в отчётах Уполномоченного по правам человека по Свердловской области г-жи Мерзляковой (пример тому опубликованный отчёт работы аппарата Уполномоченного за 2007 год с разделом «Растёт мансийская деревня») указывается общее число манси по области. Сюда, очевидно, включаются и те, кто проживает в посёлке Пелым и его окрестностях. Но на деле эта помощь вообще не оказывается!

До нашего приезда в Пелым и организации там выставок и конференций в посёлке слабо представляли, что у них проживают манси.


В_избе_Альбины_Бахтияровой – фото В.Петров

Пример тому, упомянутый мною уже не в одной статье, деда Дима Мульмин, первостроитель станции Пелым железнодорожной ветки Свердловск – Приобье. Он за всю свою жизнь удостоился внимания только как единственный оставшийся в поселке старейший строитель этого участка. А вот как манси и как представитель княжеского рода – нет. При первой нашей встрече он всячески тушевался, хотя было видно, что ему приятно, что его признали, оценили и т.п. Это униженное состояние, когда лишний раз не скажешь, что ты представитель коренного народа, лишний раз доказывает нашу ограниченность, недалёкую и унизительную национальную политику государства. Да и в целом, показывает отношение общей массы обычных людей к ним. Хотя если разобраться в крови у каждого из нас столько всего понамешано, что выяснить, кто мы, на самом деле, будет наверняка непросто. Дмитрий Денисович, как и любой другой представитель мансийского народа, в посёлке вёл незаметную жизнь, стараясь избегать темы «мансей», как принято называть их в народе.

А вот ещё Кузёмкин Семён Ильич – представитель давнего мансийского рода. Его описывали многие исследователи, тот же Регули, например. Семён Ильич приходился родственником многим, теперь уже умершим манси. В родстве он был и с Дмитрием Денисовичему Мульминым.


Кузёмкин_Семён_Ильич_- фото А.Слепухин

Национальность свою в паспорте он не менял. В разговорах с нами не смущался своей принадлежности к древнему народу, только старался обходить эту тему. Но это объяснимо длительным негативным отношением «большого» народа к оставшимся представителям аборигенного населения.


Кузёмкин_С.И. – фото Н.Бердюгина

Или другой пример. Ко мне обратилась Мария Кирилловна Грюканова (о ней я тоже писал) с просьбой: как бы добиться помощи от государства ей, мансийке по отцу. С её отцом Кириллом Самбиндаловым из Яны-Пауль, что располагается в бассейне реки Северная Сосьва, много общался Валерий Николаевич Чернецов, известнейший этнограф (впоследствии археолог), инициированный в мансийский род. Чернецов по-настоящему любил и уважал манси, прекрасно осознавая их сильные и слабые стороны. О Кирилле Самбиндалове Валерий Николаевич отзывался как об интереснейшем собеседнике и толковом охотнике. Всякий раз, когда появлялась возможность, этнограф находил время пообщаться с ним.

Я же познакомился с дочерьми: Марией Кирилловной, а позднее и с ее младшей сестрой – Ольгой.

На заданный ею вопрос о помощи предложил обратиться в местную администрацию и в аппарат Уполномоченного по правам человека при Правительстве Свердловской области г-же Мерзляковой. В ответ понял, что местные власти не в состоянии помочь – ресурсов не хватает. Да и вообще до нашего приезда, выставок, конференций в посёлке слабо представляли, что у них проживают манси.

А в отношении областных «рычагов» я для себя сделал вывод, что помощь, оказываемая только мансийским жителям Ивдельского района (и то избирательно), и есть та реальная работа рассчитанная, видимо, на всех представителей этого коренного народа во всей Свердловской области. Надеяться на какие-либо льготы остальные просто не имеют права. Ни какого и ни на какие! И Мария Кирилловна тоже достаточно быстро убедилась в этом. Это вам не Югра! Вот там помощь чувствуется. Сын Марии Кирилловны поехал продолжать обучение именно в Ханты-мансийский округ, т.к. там действительно оказывают помощь представителям малых народов. Там ныне и учится подросток.

Скажу также, что для манси очень важно просто признание властью их существования. Ощущение, что ты официально «замечен» для них совсем не пустой звук. Ведь замечают чиновники существование более многочисленных народов, а чем хуже те же манси?

Однако смею вам заметить, что представители Югры (исследователи, музейщики, этнографы и др.) ездили и продолжают ездить именно к нашим манси. Поскольку они ведут свой быт ещё чем-то схожий с традиционным, умудряются ещё многое делать по старинке, поэтому весь этнографический материал вывозился именно от них. Заметьте не в наши музеи, а в музеи Югры. Им это нужно, а нам, по всей видимости – нет!

В Югорске несколько лет назад открылся филиал городского краеведческого музея на реке Эсс, названный Суй-ват-пауль. Так назывался старейший посёлок, построенный родом Куриковых на севере нашей области. Это поселение больше пятнадцати лет нежилое и разрушается понемногу. Югорский Суй-ват-пауль был построен нашими же манси – нынешними Куриковыми, до сих пор выживающих в верховьях реки Пелым.

Добавьте к выше перечисленному тот факт, что созданная этнографическая экспозиция в Югорском музее оценена специалистами и признана одной из самых удачных. А из Екатеринбурга, столицы Среднего Урала, в настоящее время к манси никто не ездит.

Мы неоднократно организовывали совместные экспедиции к манси с городским краеведческим музеем г. Североуральска (директор Литосова С.И.). На наш взгляд это единственная музейная организация, заинтересованная в пополнении своих этнографических фондов. И, возможно, мы бы оказались не правы в этом утверждении, но создавая совместно с Областным Домом Фольклора (директор Бобрихин А.А.) в апреле 2008 года первую выставку в Екатеринбурге «Манси – лесные люди», лишний раз убедились в своей безрадостной правоте.

Да, кстати, про Куриковых. Внимание Югры к этому роду примечательно. В последние годы «закралась» досадная ошибка, которая перетекает из одной публикации в другую. Тот же самый Петр Гаврилович, один из братьев Куриковых – слепой музыкант и шаман. Он проживает в селении Урай-пауль, которое, как считают некоторые, расположено на территории Ханты-Мансийского округа. Хотя это не так – территориально это ещё Свердловская область. Созданный в феврале 2007 года телепроект канала «НТВ» «ОДИН ДЕНЬ. НОВАЯ ВЕРСИЯ» (программа Кирилла Набутова) показал именно Урай-пауль и его жителей. Безусловно, и самого Петра Гавриловича. Программа была создана при содействии г-жи Соляр, работавшей в то время директором музея Югорска. В передаче прямым текстом было сказано, что это территория именно Югры. Да и вообще, чувствовалось, что представителям Ханты-Мансийского округа это нужно.

ИМ ЭТО НУЖНО! ОНИ ПОНИМАЮТ ЗНАЧИМОСТЬ ЭТНОСА МАНСИ!
С одной стороны, это хорошо – пусть хоть кто-то обратит внимание на проблемы и жизнь маленьких посёлков в глухомани Свердловской области (или Югры?). Но, с другой стороны, получается, что свердловским чиновникам это нужно в гораздо меньшей степени, чем югорским. Для наших всё протекает по принципу: «нет манси – нет лишних проблем»!

Вот незаметно пролетело три года с тех пор как мы стали исследовать манси Пелыма. Уже нет в живых ни деды Димы Мульмина, ни Кузёмкина Семёна Ильича. Они не знали о той программе, которую государство проводит для всех представителей малых народов. И не узнают больше. В указанном посёлке Пелым доживают свой век последние старожилы – бабушки-мансийки. Но и они не знают о внимании государство к ним!

Несколько лет назад журналист «Областной газеты» Анатолий Иванович Гущин уже писал о проблемах этого народа в своей статье «Народ, однако…». И даже упоминал, что необходимо узаконить их права, создать некую форму заповедника (если не нравится слово резервация) с ограниченным доступом людей-менял с «огненной водой».

Я абсолютно согласен с Анатолием Ивановичем. Мы, выросшие в советское время, изучали мировую историю и проблему североамериканских индейцев. Прекрасно помним факт захвата земель коренного населения, создание полуголодных резерваций и вечное спаивание «огненной водой» аборигенов.

Но давайте вернёмся к упомянутому Ивдельскому району. Может вся помощь, рассчитанная на всех представителей народа манси, уходит к ивдельским манси?

Последние годы в прессе то и дело были сообщения о создании национальной мансийской деревни на севере Свердловской области. За основу был взят участок Тресколье – Ушма. Для непосвященных: с середины шестидесятых годов в верховьях Лозьвы было создано новое поселение манси – пауль Тресколье (или оригинальное название Керас-кол-я, что по-мансийски значит «Дом у скалистой реки») родом Анямовых.


Семья_Анямовых_(Роман,_Тимоша,_Александра_Васильевна) – фото В.Петров


Таня Анямова – - В.Петров

Место изначально было выбрано удачно. Но с течением времени и под давлением различных факторов народ стал понемногу исчезать, и в паули потянулись оставшиеся представители других родов манси. Так и образовалась нынешняя община Тресколья. Да, на сегодняшний момент это самый многочисленный посёлок. Но до него, в принципе, как и до любого мансийского пауля, добраться нелегко.


Сумьях Анямовых – фото В.Петров

Тяжела заброска продуктов питания и хозяйственных товаров, непросто с медицинской помощью. В общем, сложностей хватало. Но самое сложное – работа. Её просто не стало. Был ГУЛаг – были возможности. Не стало лагерей (слава богу!), но и доступность территории резко упала. В последние годы эти заброшенные посёлки Бурмантово, Хорпия, Вижай и все мансийские поселения оказались на грани выживания/исчезновения. Работы нет. Совсем.

В связи с этим был создан проект строительства большого национального поселения манси в Ушме – заброшенном лагерном посёлке на берегу Лозьвы, дабы доставка помощи манси была облегчена. Предполагалось, что сюда съедутся все манси. Но, во-первых, они издревле жили родовыми поселениями, а во-вторых, у каждой семьи были свои охотничьи угодья. Они охотились и рыбачили только на своей территории. Да, в условиях резкого сокращения численности народа создание такого поселения было бы логичным, но манси не поехали в Ушму.

Пелымские манси – Куриковы – проживали и живут поныне в своих паулях, до которых добраться с каждым разом всё сложнее. Узкоколейку разобрали на металлолом, поэтому добраться из последней деревни Хорпия до нежилого посёлка Верхний Пелым, а оттуда на моторке вверх против течения невозможно.

Что касается поселения на реке Лепля рода Тасмановых – вопрос вообще чрезвычайно сложный. Добраться до них очень и очень нелегко! Для подробного ознакомления с ситуацией Тасмановых мы вам советуем прочесть репортаж «А мы в тайгу, домой хотим!» Максима Гусева, корреспондента газеты «На смену!» (см. выпуск газеты «На смену!» от 23 августа 2007). Более красноречивого рассказа о жизненных хитросплетениях леплинцев трудно отыскать.

Знакомый нам по ранним публикациям Хандыбин Пётр Андреевич так же не стал переезжать в Ушму, оставаясь в своём родном Ультем-Урай-пауле. Там и умер деда Петя.

Но вернёмся к Ушминскому проекту. Построен новый посёлок, проложили по-новому дорогу на основе старой разрушенной военной.
Но созданием национальной деревни манси в Ушме власти не добились ожидаемого. И это не только моё мнение, но многих других, с кем я встречаюсь и обсуждаю проблемы нашего Севера. Да и многих северян, проживающих там же.


Хозяйство деды Кости – А.Слепухин

Денег «выбросили» на этот проект огромное количество, а эффекта добились во многом противоположного. Прошедший 2009 год для Урала памятный – исполнилось 50 лет со дня гибели группы Игоря Дятлова. И большое количество групп туристов и путешественников отправилось на «хребет» дабы почтить их память. Добавьте геологов, строителей, охотников, да и просто авантюристов. Дорога на хребет лежит через Ушму. Всё закончилось мощным потоком «огненной воды» с вытекающими последствиями для всех жителей нового поселения без разбора на возраст и пол. Большинству приезжих что-то нужно от них. Ведь для большинства горожан манси – всё-таки экзотика. А самый короткий путь через спиртное. А остановится в этом всё нарастающем буйстве манси просто не могут.

Я один раз был свидетелем такой попойки всем паулем и могу с уверенностью заявить – это очень печальное зрелище.

Вот отсюда у меня и возникает закономерный вопрос: не быстрее ли исчезнут манси под напором любопытствующего народа, стремящегося к ним. Многие приезжают с водкой и суррогатным спиртом. Ведь теперь до Ушмы проложена хорошая дорога. Живя «на отшибе» в Тресколье, они были лишены такого «внимания». Многие охотники-северяне и местные жители всегда твердили мне, что манси не очень любят «пришлых», стараются не показывать свою жизнь. Возможно, отсутствие хорошей дороги долгое время устраивало манси – лишние не придут.

Зато теперь через Ушму едут очень многие. И если раньше одной из причин построения нового поселения был факт пожара в Тресколье, который уничтожил четыре избы, то какова вероятность того, что в возросшем беспутном алкогольном влиянии на аборигенов Севера пожар не состоится в Ушме? Всего, безусловно, не предвидишь, но слишком часты (и у манси в том числе) на севере случаи пожара как раз из-за пьянства. Причём со смертельным исходом.

Но вопросы алкоголя мы оставим с вами до темы «здоровья народа», где обязательно обсудим это и многие медицинские вопросы, т.к. и здесь есть о чём поговорить.

У читателя не должно сложиться мнение, что мы только защищаем манси и ругаем власть. Абсолютно не так. Я лично всегда придерживался мнения, что помощь должна быть адресной и обоснованной, с учётом личностных и местных факторов. Решили помочь – помогли. Но только так, как задумали, не наполовину. Чтобы не было постоянного воровства.

Оказанная помощь, конечно, ощутима, но проблем очень много. Сегодня у манси нет работы. Необходимо ограничить доступ «огненной воды», чтобы они не спивались. Необходимо добиться снижения зависимости манси от подачек государства (получается, что им можно вообще ничего не делать, а минимум всё равно дадут). Важнее не приучать их к обязательной помощи, которая развращает, а решить серьёзную проблему. Но делать это не избирательно только для жителей деревни Тресколье-Ушма, а в целом для народа манси, проживающего на территории Свердловской области. Чтобы не было ощущения избирательности и «показухи», т.к. многим из нас, кто действительно интересуется судьбой народа манси, такой проект «национальная деревня манси Ушма» больше напоминает «потёмкинские деревни».

Проблемы с коренным народом манси решаются сложно. И это печальный факт. Они действительно быстрее растворятся в истории, нежели мы успеем оценить их культуру и помочь «лесному народу» выжить в современных условиях.

Опубликовано в журнале «Уральский следопыт» № 2 / 2010 года.

Алексей Слепухин, путешественник, врач, действительный член Русского Географического Общества, директор Команды Искателей Приключений

Наталья Бердюгина, действительный член Русского Географического Общества, директор Команды Искателей Приключений
г. Екатеринбург

3 Responses
  1. admin :

    Date: Март 20, 2010 @ 5:06 пп

    meander_

    Избушка на курьих ножках. Что надо.
    Это манси. А про тофаларов ни слова.

  2. admin :

    Date: Март 20, 2010 @ 5:07 пп

    blagovestor

    Очень интересная статья. С удовольствием прочитал. спасибо!

  3. Алексей Слепухин :

    Date: Март 20, 2010 @ 5:30 пп

    Уважаемый meander_!
    К сожалению, я со своими коллегами не изучаю тофов. О них обмолвился лишь для аналогии ситуации с манси.
    Хотя, будет возможность, обязательно побываю в тех краях!
    Алексей Слепухин
    профессиональный путешественник, врач
    действительный член Русского Географического Общества,
    директор «Команды Искателей Приключений

Leave a Comment

Your comment

You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Please note: Comment moderation is enabled and may delay your comment. There is no need to resubmit your comment.