Народ, живший когда-то в горах Урала Часть VI

5:14 пп Манси - лесные люди

Части 1, 2, 3, 4, 5

Про оленей и лодки, УЖД и снегоходы.

Конец двадцатого века – начало третьего тысячелетия. В эпоху интернета, новых технологий, мощных проектов освоения недоступных ранее полудиких земель (например, президентский проект «Урал промышленный, Урал полярный»), «делёжку» ранее всеобщего блага, сумасшедших скоростей, когда жизнь представляет собой гонку за мифическим благополучием – в это время незаметно исчезают одним за другим представители одного из коренных уральских народов – манси. На Среднем и Северном Урале, т.е. в нынешних пределах Свердловской области, остаётся менее двух сотен человек, из которых не более пяти десятков те, кого ещё можно назвать этническими манси. Остальные представители – от смешанных браков манси. И самое обидное, что этот народ прозябает почти без средств к существованию, без традиционного уклада и ремесёл, и, в общем-то, без дела, забывая древние навыки стариков-манси, некогда гонявших большие стада на Урал……


Белый (священный) олень. Фото В.Мухтарова

Олени

Олени – незаменимые для любого манси существа. Каждый раз, когда манси, причмокивая, при мне обсуждают, какое вкусное оленье мясо, я понимаю, что именно олени были той отправной точкой в развитии каждой личности этого народа.

Подтверждение тому стопка фотографий из разных семейных архивов и рассказы стариков, помнящих, как пасли стада на Урале. На этих фотокарточках манси всех возрастов ловят тынзяном (арканом) олешек, запрягают, катаются, собирают нехитрый свой скарб в нарты. Вот, маленький мансёнок пытается перетянуть взрослого оленя – сызмальства он привыкал к этому непростому делу – каслать (кочевать) оленей на Урал, ухаживать за ними, обрабатывать шкуры, кости, изготавливая одежду и необходимые предметы быта. Олени – всегда были целым миром для мансийцев. Кроме одежды, мяса, олень давал возможность использовать нити сухожилий, кости для различных ремесленнических нужд. Кроме того, олень всегда был прекрасным средством передвижения для манси. Причём, как зимой, так и летом.

Вот давайте об этом и поговорим в нашей новой статье.
Так сколько же было оленей у манси? В те стародавние времена, что успели застать первые путешественники (Паллас), исследователи-этнографы (Регули, Каннисто), да и просто любопытствующий учёный муж, безусловно, канули в небытие. По этим давним запискам выходит, что стада были совсем разные в мансийских родах. Кто-то был богат: его род мог похвастаться стадом до нескольких тысяч голов. К этим манси явно благоволил Нер-Ойка, грозный хозяин Урала и всех оленьих стад. Другие имели лишь скромные и небольшие по численности хозяйства. Но и те, и другие зависели от болезней. Бывали случаи, когда падёж среди оленей был просто чудовищным по размерам и скорости эпидемии. Но это было в далекие времена.

А что же успели захватить мы в ХХ веке; что уносим с собой в новую эпоху? Каковы на самом деле успехи были у мансийского народа во времена социалистического и постсоветского периода?

Мы уже упоминали, что нашему исследовательскому коллективу удалось найти несколько прелюбопытнейших документов экспедиций разных лет, в которых без прикрас описывается реальная ситуация и положение мансийцев.

Давайте познакомимся с рядом путевых заметок. Так в документах экспедиции Облисполкома Свердловской области в Ивдельский район (1935 год) говорится следующее:

- Бахтияров Евгений: лесовать (т.е. охотится – прим.авторов) будем – лучше будет. На перевозках оленей губим, очень много абортов. В прошлом году работы (т. е. перевозки грузов на оленях для конторы Золотопродснаб – прим.) было меньше, но абортов (у оленей – прим.) было много. Нынче ещё не считали.

- Кугушев (руководитель экспедиционной бригады, заведующий отделом национальных меньшинств Облисполкома): Уралзолото, РАЙСО и другие не сохраняют оленье поголовье, никакой зоотехработы не ведут, собрания с ними (манси – прим.) не проводили.

- Кугушев: Манси устают. Их силком гонят на работы, говорят: не поедут, оленей отберут.

- Бахтияров Василий Петрович: работал на санях. 2 нарты, ходил три раза. В один раз деньги платили – 25 руб. за провоз 25 ящиков муки на расстояние 50-60 км. Один раз вперёд на это тратил неделю, за два раза – 50 рублей. Не уплатили, потому, что завскладом Шорин не давал записку, записку карман ложил. Из-за этого денег не давал. Этого Шорина я возил из Тошемки в Лангур в прииск и обратно за 60 руб. На дорогу он взял одну бутылку вина. Дорогой ещё бутылку. Меня угощал, теперь денег не даёт. Говорит, я тебя вином угощал. Денег стал требовать – он меня толкнул, я чуть голову не разбил. Неволин это видел – он подтверждает. Дело в суде разбиралось. Свели на нет. Суд был 29 апреля. Он же их и на пушнине обманывал. За перевозку груза он платил только 30 рублей. Надо было 75 рублей. Из 5 маток испортил пять; телёнка нет.

- Бахтияров Яким Иванович: 8 нарт ходили на Тресколье. 20 оленей, 8 быков и 12 оленьих маток. Сколько пропало, не знаю. На перевозку гнали меня и жену с 3-х летним ребёнком.

Экспедиция 1935 года, отрывки из которой мы здесь привели, показывает, как хищнически было поставлено «дело» этой же конторой Золотопродснаб: для них главное выполнение своих задач. А то, что в результате этих работ (порой выполняемых манси насильственно, под давлением) происходил падёж, аборты и смерть среди домашних оленей – никого не волновало. К тому же не было организована и обеспечена ветеринарная поддержка оленьих стад манси. Итоги экспедиции показывают, что были массовые нарушения, среди которых «красной полосой» проходят злоупотребления по отношению к туземному населению со стороны мелких чиновников от Заготпушнины, Золотопродснаба, Уралзолото и др. Уже тогда возникали проблемы с оленьими стадами манси, с их использованием и поддержкой.

Данная экспедиция исследовала горные районы на Северном Урале в пределах Свердловской области, т.е. там, где оленьи стада всегда были больше и богаче. Но манси жили не только на Урале, а так же и на восточных рубежах – в Зауралье.
Посмотрим, как там обстояли дела, погрузившись в архив другой экспедиции, организованной тем же Облисполкомом и отправленной в нынешний Гаринский район, только чуть позднее – в 1938 году.

- Ганьжин, руководитель экспедиционной бригады: в колхозе «Красный туземец»в деревне Массава обобществлённых оленей при колхозе 11 штук, из которых 8 маток и 3 самца. Руководство колхоза не занимается разведением оленеводства, тогда как в окружности деревни Вершина имеется мох ягель, идущий на питание оленей. Ветеринарной помощи не оказывается.

- Ганьжин, руководитель экспедиционной бригады: в деревнях Лямья-пауль и Суеват-пауль население занимается оленеводством. Всего насчитывается 799 старых оленей (молодняк не учтён), так как точных сведений владельцы оленей дают не охотно или вообще не дают. А проверить правильность их сведений не представилась возможность, т.к. стада оленей находились на пастбище в 500 км на Урале.

А ведь ещё совсем недавно известный пермский исследователь Вячеслав Мухтаров во время своих путешествий в середине 80-хх годов отмечал, что в горах, в верховьях Вишеры кочевали манси из Свердловской области. «Общая численность сборного стада была около 700 голов. Стадо сборное – из Тресколья (8 семей -40 чел. Анямовы, Бахтияровы, Пеликовы), Кимг-Чупа-Пауля (2 семьи – 8 чел. Бахтияровы), Суеват – Пауля(2 семьи – 7 чел. Куриковы, Адины), Нижн.Пелыма (1 семья -3 чел. Самбиндаловы, Куриковы), Лепли (1 семья – 3 чел. Тасмановы).

Многих манси из этих семей нет в живых, но сохранились и те, кто прекрасно помнит те времена. Пример тому, Альбина Анямова, кочевавшая не один сезон со своим мужем Владимиром и ребятней на Урале. Она прекрасно помнит те, уже ставшие далёкими, времена традиционной жизни манси.
А что остаётся у последних манси сейчас? Как они передвигаются по своей «цивилизации на болотах»? Есть ли возможность хоть что-то сохранить для потомков?

Лодки

Традиционная мансийская лодка – долбленка, как и олени, уходит в прошлое. Маленькая и верткая, она была кормилицей и летом являлась единственным способом связаться с «большой землей» семье, живущей в летнем пауле в верховье реки или на ее притоке. На ходовые качества долбленки мало влияло количество воды в реке. Если не с веслом, то на шестах точно пройдет где угодно. Лодки ценились, передавались по наследству. На каждой реке они имели свою, неповторимую форму и размер, обусловленные особенностями реки и рельефом дна.

Так для Лозьвы всегда изготавливались лодки с толстым днищем – река-то ведь горная, с каменистым ложем. Вот для большей прочности и долговечности и делали такие лодки.


«Бурмантовка» – лодка для реки Лозьвы. Деревня Бурмантово. Северный Урал. Фото А.Слепухина

Зато пелымские манси для себя изготавливают более лёгкие лодки – Пелым река глинистая.


На Пелыме. Фото А.Слепухина

Обычные лодки для перевозки грузов всегда изготавливали длинными, чтобы осадка была минимальной. Дело это трудоёмкое, а продать такую лодку дорого сложно. Так во время своей IV экспедиции на Пелым Семён Куриков (тогда ещё живой и крепкий мужчина) показывал почти готовую пятиметровую лодку. Тогда, шесть лет назад, она стоила 2500 рублей. Сейчас цены немного изменились, но и в нынешнем варианте это не слишком-то успешный труд – его неохотно оплачивают, стараясь обмануть мастера-манси.


Николай Куриков демонстрирует новую лодку. Фото А.Слепухина

Сейчас долбленки уже не делают. Старики умирают, а молодежь не знает как. Да и труд-то приличный! Сначала нужно найти подходящее дерево (чаще всего берут осину, т.к. она мягче и проще выдалбливается), затем долго обрабатывают. В конце концов, получается лодка, которая должна быть лёгкой, удобной (!) даже при всей своей вёрткости, а это добивается только со временем. Такие лодочки не могут ходить под мотором – обычно использовали весла или шесты.

Отдельно хотелось бы сказать несколько слов о вёслах. Каждый мастер готовил, естественно, своё весло. Такое, которое будет не только украшать лодку и его хозяина, но и отражать его представление о мире. Дело в том, что некоторые реки, также как и горы, в мансийской мифологии издавна считались священными. В них существовали духи, имевшие серьёзное значение в космогоническом представлении этого народа. Таков Вижай, правый приток Лозьвы. Сюда для поклонения Луссэм вит ялпынг отыр (“Священный князь вод Лозьвы”) или иначе Луссэм талях-ойка (“Старик вер-ховьев Лозьвы”) – духу-покровителю лозьвинских манси в устье Вижая на праздник съезжались многие манси, даже с берегов Северной Сосьвы. Обычно манси кропотливо вырезали вёсла, украшая их затейливой резьбой. Некоторые вёсла даже служили подарками, допустим жениха отцу невесты. Подобные вёсла редко использовались в обычной жизни, лишь во время праздников.
Но, к нашему глубокому сожалению, сейчас изготавливать вёсла стало просто невыгодно.

Весла и шесты заменил мотор. Поэтому появилась острая зависимость от наличия бензина и масла. Ближайшая бензоколонка – в городе, до которого добираться больше сотни километров. Выручает Эмилич – мэр северных поселков (мы рассказывали о нем и его семье в предыдущих статьях). Почти из каждой своей поездки в Ивдель он привозит бензин и масло для своих подопечных, переливая в оставленные во дворе дома бочки. Потом сам же манси их и развозит. Делать он это не обязан. Но иначе ни снегоходы, ни моторные лодки у некогда независимого и свободного народа работать не будут. Можно еще купить бензин у геологов, но это получается дороже.
Из своей последней экспедиции по среднему течению Сосьвы (Гаринский район) мы привезли лодку – долбленку. Старая, с огромной трещиной в днище, тем не менее, она остается легкой и изящной. Почти плоская форма днища позволяет пройти по любому мелководью. Но для того, чтобы управлять такой лодкой, требуется мастерство и сноровка, вырабатываемые с детства. Одно неловкое движение и лодка разворачивается на 180 градусов, а незадачливый рулевой летит в воду. Впрочем, все это в прошлом.

УЖД (узкоколейная дорога) и пила «Дружба»

Узкоколейка прочно вошла в жизнь манси с приходом ГУЛага. Изобретательный и находчивый народ быстро научился извлекать выгоду от прихода в тайгу железных машин. Манси не имеют технического образования, но с техникой обходятся по-свойски. Это для нас бензопила – только орудие для заготовки леса. Для манси – это средство передвижения по железной дороге и не только. Мотор от бензопилы служит прекрасным мотором для самодельных дрезин. По железнодорожным путям на этой самой дрезине довозились покупки из поселковых магазинов до реки, а затем по воде до пауля. Красота!


Подготовка дрезины. Пос.Хорпия. Фото А.Слепухина

Но все хорошее имеет неприятное свойство быстро заканчиваться. Последняя узкоколейка была разобрана и сдана в металлолом пару лет назад. Теперь 42 километра от Хорпии до Пелыма, в верховьях которого до сих пор живут несколько семей, только пешком или зимой на снегоходе. Так Куриковы, Хандыбины теперь могут посещать последние форпосты цивилизации (деревни Бурмантово и Хорпию) только с октября по апрель, в снежный период. В летнее время у них есть только один путь – вниз по Пелыму. Через 200 километров они могут выйти к людям в посёлок Пелым с одноимённой станцией. Этот непростой путь в последний раз проделал Семён Гаврилович Куриков перед своей смертью пытаясь получить помощь от туберкулёза от врачей, между прочим, Ханты-Мансийского округа, а не от всердловских.

А бензопила остается верной подругой. Она не только помогает в заготовке дров, но и обеспечивает семью электричеством. Предприимчивые манси приспособились использовать ее в качестве генератора. Правда это только при наличии бензина и масла, а о проблемах с этим мы уже сказали чуть раньше. С ней в паулях теперь может и умеет обращаться всякий: и дети и женщины.

Снегоходы

Оленей остались в прошлом. Зимой их стало заменять новое средство передвижения – снегоход. Первоначально, в последние годы советской власти, сами снегоходы и особенно запчасти для манси доставались относительно легко – тогда ещё была возможность выдавать представителям коренных народов этих «железных коней» и снабжать расходными материалами. И это было «золотое время» для них: ещё оставались пусть и не многочисленные стада оленей и появились первые снегоходы.

Но грянули смутные и жёсткие 90-е годы с абсолютно неясной перспективой на дальнейшую жизнь, а затем пришли первые нелегкие годы нового тысячелетия – и всё изменилось. То, что ранее стоило недорого и было относительно доступно – превратилось в роскошь.


Снегоход Николая Курикова. Фото А.Слепухина

Да, олени были делом хлопотным для современных манси. Их необходимо было весной на всё лето гонять на Урал, откармливать, лечить, кочевать на дальние километры, высушивать мясо, из шкур шить одежду, из косточек вытачивать необходимые вещи. Зимой необходимо было уберегать стада от вездесущих волков, мёрзнуть в тайге, собирая олешек по чащобам. Всё это непросто. Но это была жизнь, полная смысла. В ней находилось для всего место: и для традиций, для обучения подрастающей молодёжи, верований и даже для мудрёных сказок и загадок.

Хотите одну из них вам расскажем? Вот она:
«В большом лабазе на высоких сваях маленький лабазик. Что это такое?»

Стельная олениха.

А снегоходы? Они, безусловно, позволяли добраться достаточно быстро до места назначения, не ездить на Урал со стадом, не бояться, что волки могут напасть и вырезать часть оленей. Казалось бы, одно удобство. Но для снегохода нужен бензин (а об этом мы уже говорили). Дороги стали и запчасти. Постоянно приходилось просить кого-то привезти их из цивилизации. Это обернулась для народа практически неразрешимой проблемой.
В последней нашей апрельской экспедиции к манси, Данила Самбиндалов на наш вопрос о том, смог бы он содержать оленей, ответил: «А что, конечно. И на Урал бы гонял. Еще помню как!».

Может, стоит попробовать еще раз и дать этому народу шанс? Может еще не все потеряно?

Опубликовано в журнале «Уральский Следопыт» № 7 / 2010 год

Алексей Слепухин,
путешественник, врач,
действительный член Русского Географического Общества
директор Команды Искателей Приключений
Наталья Бердюгина, врач,
действительный член Русского Географического Общества
заместитель директора Команды Искателей Приключений

Leave a Comment

Your comment

You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Please note: Comment moderation is enabled and may delay your comment. There is no need to resubmit your comment.