Время открытий. Неизвестный Тургай.

5:24 am Археология, Публикации

Ученье без размышления бесполезно,
но и размышление без ученья опасно.
Конфуций

Впервые, достаточно подробное описание Тургайского региона было опубликовано в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона в 1890 году. В последующие времена, пытливые исследователи от различных наук, сделали множество открытий навсегда изменившие суровый облик Тургая. И казалось бы, нет больше белых пятен в истории бескрайних просторов, но молчаливая степь не спешила расставаться со своими тайнами.

Весной 2007 года, при изучении Тургайского региона Костанайской области с помощью снимков из космоса, я обнаружил два гигантских рисунка сооруженных древними зодчими. Нанесенный на землю геометрический или фигурный узор, как правило, длиной свыше 4 метров, называется геоглифом. Наиболее известный пример – геоглифы Наска.

Первый геоглиф, получивший название «Уштогайский квадрат», состоит из 101 насыпи в виде курганов, сторона квадрата около 280 метров. Диаметр «Тургайской свастики» около 90 метров, объект также сооружен из земляной насыпи.

С 2008 по 2009 годы были обнаружены еще семь аналогичных объектов: квадрат, три фигуры в виде креста, кольцо состоящее из 25 насыпей, два объекта представляют линии в виде цепочек курганов.

Еще два объекта требуют дополнительного исследования на местности, прежде чем относить их к археологическим памятникам.

Подробная информация о структуре объектов представлена на сайте

Совместно с руководителем археологической лаборатории Андреем Логвиным, были организованы две археологические экспедиции на Уштогайский квадрат в 2007 и 2008 годах. Перед нами стояла задача не только иэзвлечь артефакты способных пролить свет на загадку строителей гигантских сооружений, но и максимально сохранить комплекс от разрушения. Два года археологических работ не раскрыли тайну объекта, пока не удалось обнаружить какого либо культурного слоя, хотя и отсутствие культурного слоя последних трех тысячелетий, часто встречающегося в других местах, действительно дает надежду на обнаружение очень древних артефактов.

К подготовке экспедиции 2009 года подключились Костанайские геологи, они предоставят столь необходимый для дальнейших работ георадар. С помощью этого прибора будет отсканирована площадь квадрата и прилегающие территории. Георадар подобно рентгеновскому снимку увидит все, что находиться на глубине до 25 метров, и позволит избежать разрушения объекта.

А пока не получены доказательные артефакты с полей, попробуем поискать зацепки в истории Тургайского края. Первое что бросается в глаза, это расположенность всех сооружений на возвышенностях (чинках) близ тургайской ложбины.

Тургайская Ложбина - на северо-западе Казахстана. Представляет собой эрозионно-тектоническую ложбину, пересекающую Тургайское плато. Соединяет Западно-Сибирскую равнину с северной частью Туранской низменности. Длина около 800 км, ширина 20-75 км, высота до 125 м. По Тургайской ложбине протекают реки Тургай и Убаган; много озер (Большой Энциклопедический Словарь).

В третичную эпоху на месте Западно-Сибирской равнины простиралось море. А Тургайская ложбина была проливом, соединявшим это море с другим огромным бассейном, который включал в себя и теперешний Каспий, и Южно-Русскую равнину, и современные Черное и Средиземное моря. Затем суша поднялась, сибирское море отступило на север, и по суше потекли было реки (древние Обь и Енисей). Однако навстречу им с севера стал наступать мощный ледник. Он подпрудил древние реки, которые проложили новый путь по прежнему морскому проливу в сторону Арала и Каспия. В четвертичную эпоху ледник растаял, но горообразование продолжалось. Тургайская ложбина поднялись выше уровня воды. Обь и Енисей потекли в Северный Ледовитый океан. А по закрытому проходу теперь сбегают в разные стороны лишь две речки - Убаган (приток Тобола) и Тургай (когда-то впадавший в Аральское море, сейчас его устье пересохло).

У многих народов мира — в Китае, Монголии, Индии, России, Европе, есть
легенды о существовании в далеком прошлом загадочной страны в центре Азии.
Известные тибетологи считают, что под Шамбалой подразумевается какая-то реальная страна к северу или северо-западу от Индии. Легенда о стране Шамбала в Тибете действительно существует и даже получила там особое распространение в тяжелый для Тибета XV в. Рисуется Шамбала как обитель блаженства и помещается где-то на северо-западе. Подобные представления о местонахождении на западе «земли обетованной», где спасаются святые и перерождаются праведники, широко распространены и в Китае. Белово́дье — легендарная страна свободы в русских народных преданиях XVII—XIX вв. По мнению старообрядцев, она находилась где-то на востоке.

Интересные сведения мы получаем от исследователей шумерской цивилизации, где который год кипят споры о прародине шумеров. Казахстанский писатель Кайрат Бегалин в своем произведении «Кто вы и откуда, колесящие?» пишет: «Любопытно заметить, что по ходу развития так называемой «северо-восточной версии» границы прародины шумеров отодвигались все дальше и дальше на восток. Так, автор фундаментального научного труда «Естественная история», Жорж Луи Леклерк (Бюффон) еще в XVIII веке высказал теорию, согласно которой «первый народ, достойный носить это имя», был рожден в далекую эпоху к востоку от Каспийского моря. Этот народ «достоин нашего полного уважения как творец наук, искусств и всех полезных установлений… он был чрезвычайно счастлив, поскольку он был слишком учен», но затем «невежественные и свирепые варвары» напали и разрушили эту райскую цивилизацию, погрузив человечество «во мрак невежества», – писал Леклерк.
Примерно век спустя подобного мнения придерживались многие видные исследователи истории Древнего Востока. Например, известный египтолог, основатель каирского Института восточной археологии Гастон Камиль Шарль (Масперо) считал, что шумеры пришли в Месопотамию «из степей Северной Азии в поисках за более мягким климатом и более плодородной почвой».
Согласно одной из последних версий американских исследователей, слово «шумер» – это аккадская калька с шумерского слова «кенгу» или «кенгир», которое, возможно, указывает на их вероятную прародину или место позднего переселения.
Интересно, что единственная географическая местность на земном шаре, носящее название Кенгир, находится в Казахстане на территории Джезказганской области. В тюркских письменных источниках VI века она упоминается под названием «Кенгу». Там же расположена гора Улутау, которая в исторической письменной традиции известна также под названием Ултаг. Рядом находится богатейшее месторождение меди, освоенное людьми в глубокой древности. Кстати, сравнительно недавно в местности Кенгир казахстанские археологи под руководством Ж. Курманкулова вели раскопки поселения эпохи бронзы».

Следует отметить, что южная часть Тургайского региона начинается у подножия горы Улутау.

О протошумерах также сообщается: «По всей видимости, страна, откуда пришли шумеры, находилась где-то в Азии, скорее в горной местности, но расположенной таким образом, что её жители смогли овладеть искусством мореплавания. Свидетельством того, что шумеры пришли с гор является их способ постройки храмов, которые возводились на искусственных насыпях или на сложенных из кирпича или глиняных блоков холмах-террасах. Едва ли подобный обычай мог возникнуть у обитателей равнин».

Все Тургайские геоглифы расположены на возвышенностях, так называемых чинках. Чинки-уступы, обрывы, высотой до 350 м, ограничивающих приподнятые плоские участки земной поверхности. Едва поселившись в Двуречьи, шумеры сразу же занялись организацией ирригационного хозяйства, мореплаванием и судоходством по рекам и каналам. Как описывалось выше, в конце ледникового периода Тургайская ложбина служила стоком вод Мансийского озера-моря в Арал. Если заполнить Тургайскую ложбину водой, то чинки на которых расположены геоглифы превратятся в острова и полуострова. Что касается ирригационных сооружений, то Николай Петрович Рычков (1746 — 1784) русский офицер, участник академической экспедиции 1768 — 1774 г.г., в своих “Записках” говорит, что видел остатки древних пашен на реке Каратургае, и что пашни сии были наводняемы каналами, из реки проведенными. На спутниковых снимках я обнаружил множество остатков ирригационных сооружений по берегам Тургайских рек.

А так выглядят остатки древних ирригаций на юге Ирака.

Руководил экспедицией, в которой участвовал капитан Рычков, специально приглашенный императрицей Екатериной II немецкий ученый, академик Петр Симон Паллас. По окончании экспедиции Паллас считал Внутреннюю Азию (Центральная Азия) очагом происхождения человеческого рода.

В работах капитана Рычкова также встречаются следующие данные: «Наутро отправляясь в наш путь, прибыли мы к некоему старинному городищу, пространными валами и рвами укрепленному. Город сей сделан на подобие четырехугольного замка, имея во все стороны равное пространство валов. С восточной стороны видимы там поныне земляные ворота, отворяющие свободный путь внутрь сего укрепления. Упадшие валы, и рвы прежней глубины своей лишенные, свидетельствуют о древности сего места: но примечания достойных развалин ни внутри, ни в валах не видно, кроме черепицы и камня валяющегося во градских местах». Далее, в двух верстах от городища, Рычков сообщает об обнаружении остатков древнего здания сделанного из кирпича и камня наподобие молитвенного храма. Удивляют размеры сооружения: «Вышина оного, простирается поныне более 9 сажень, показывает, сколь огромно было сие здание во свое время. Семь сажень в ширину и в длину сие здание, и два небольшие окна освещают внутренность оного». Самая маленькая сажень – 134,5 см. Сооружения, описанные Рычковым 238 лет назад, пока не обнаружены, видимо время неумолимо берет свое.

Вот уже 32 года для ученых остается загадкой «Тобольский мыслитель». Статуэтка, выбитая из черного гранита, найдена в 1977 году на правом берегу реки Тобол в Костанайской области местным механизатором В. М. Елисеевым. Артефакт был вынут из культурного слоя неспециалистом, поэтому неизвестна датировка и культурная принадлежность. Место, где был найден Тобольский мыслитель, находится в 80 километрах от Тургайской ложбины.
Статуэтка выставлена в Костанайском областном историко-краеведческом музее.

Чтобы лучше понять, что испытывают люди после пребывания в экспедициях по Тургайской степи, достаточно прочитать воспоминания исследователя Ивана Федоровича Бларамберга. Офицер, топограф Бларамберг служивший в Оренбурге с 1840 по 1855 годы, возглавлял многие экспедиции по Тургайским степям. В своих мемуарах Иван Федорович пишет: «Я часто засиживался до полуночи перед своей кибиткой, любуясь прекрасной лунной ночью. Передо мной простиралась необозримая степь, освещенная магическим светом полной луны. В торжественной тишине ночи, нарушавшейся иногда возгласами караула или фырканьем лошадей, было что-то призрачное, а далекие песчаные холмы, очерчивавшие горизонт, возвышались над степью, как белые привидения-великаны»;

«Я хотел бы еще добавить, что каждый раз, когда я возвращался из степного похода в свой дом в Оренбурге, я чувствовал себя стесненным, казалось, мне не хватает воздуха. Это чувство, которое со временем проходит, охватывает каждого, кто долгое время дышал чистым, степным воздухом, спал в кибитке или прямо на земле и кому горизонтом служила необозримая степь. Только постепенно привыкаешь снова к опертому, комнатному воздуху».

Как много еще неизвестного таят в себе бескрайние просторы Тургая. Предположений и гипотез может быть множество, но только артефакты смогут раскрыть истинную тайну загадочных сооружений Тургая, поискам которых будет посвящена наша экспедиция в ближайшие годы. Мировой экономический кризис сильно затруднил выполнение столь обширных объемов археологических работ, но возможно именно в этот момент, Тургай дает нам возможность переосмыслить духовную сущность человечества.

Март 2009 г.
Дмитрий Дей

Leave a Comment

Your comment

You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Please note: Comment moderation is enabled and may delay your comment. There is no need to resubmit your comment.