Об исследовании “аномальных мест”

4:43 am Легенды и мифы, Публикации

Публикация Дмитрия Верхотурова

Удивительные места Сибири

Как известно, в Сибири есть довольно большое количество мест, которые относят к категории “аномальных”. Список их бродит в Интернете, и там перечисляются участки тайги, озера, болота, пещеры, где вроде бы происходили какие-то странные события, исчезали или погибали люди, происходили странные и необъяснимые явления.

Разумеется, имеющийся список далеко не полон, и неофициальный поиск рассказов расширяет его примерно раз в десять по количеству мест, с куда более широким географическим охватом. Особенно густо такие места расположились в Саяно-Алтайской горной стране, и многие из них связаны с масштабными археологическими раскопками. В принципе, большинство геологов, археологов, биологов, охотоведов и прочих ученых, которые ездили в труднодоступные места, подобные места знают или слышали рассказы о них. Много таких мест знает местное население, которое обходит их стороной, но при этом не может объяснить, почему.

Лично у меня нет особых сомнений в том, что такие места существуют. Но со всем остальным - большая проблема, и надо сказать, что ничего достоверного и определенного об этих местах мы не знаем, зачастую даже точного расположения. Нужно ли эти места изучать? Нужно. Хотя бы для того, чтобы определить, имеются ли в неких районах некие необычные явления, или же это плод стечения обстоятельств, продукт чего-то разыгравшегося воображения, усиленный слухами. Если необычные явления все же существуют, то нужно определить их природу, и понять, стоят ли они комплексного научного изучения, или же это просто необычная комбинация давно известных и легко объяснимых природных факторов. Наконец, нужно определить степень реальной опасности подобных мест для жизни и здоровья посещающих их людей. Елси такая опасность реально существует, то посещение этих мест должно быть ограничено, а сведения о них доведены до всех лиц, которые могут там оказаться. Например, продуктом такого изучения может быть подробная инструкция, в которой все опасные места подробно описаны, локализованы, в которой указаны маршруты безопасного обхода или правила пребывания в них.

Среди этого списка “аномальных мест” почетное место занимает уральская гора Холят-Сахыл, в районе которой в феврале 1959 года погибла группа туристов из Свердловска. Властями были оперативно организованы поиски, длившиеся по май месяц, были обнаружены и вывезены тела всех членов группы, было проведено расследование в рамках уголовного дела, которое вскоре было закрыто за отсутствием состава преступления. Впоследствии, уже в наше время, вокруг этого случая развернулась бурная дискуссия, было выдвинуто множество версий и сломано множество копий.

Обратиться к теме погибшей 60 лет назад туристической группы меня заставляет следующее обстоятельство. Группа Дятлова почти всегда упоминается в списке т.н. “аномальных мест”, и в то же время является одним из наиболее детально исследованных случаев. По нему проводилось расследование, имеются материалы уголовного дела и экспертиз, да и самостоятельные исследователи за годы необычайно упорного и настойчивого поиска сумели собрать немало интересной справочной информации о месте событий.

В случаях с другими “аномальными местами” и близко нет подобного моря информации, как о группе Дятлова. Все, что мы имеем в распоряжении - это неопределенные слухи, пересказы неизвестного источника, полное отсутствие достоверных и задокументированных фактов, практическое отсутствие свидетелей, готовых подробно изложить увиденное. Ни одно из “аномальных мест” в Сибири не имеет столько информации, как случай у горы Холят-Сахыл.
Иными словами, тут встает та же самая проблема, которую в свое время Лоуренс Дэвид Куше поднял в исследовании легенды о Бермудском треугольнике: проблема сбора и наличия достоверных фактов, проблема их обработки и интерпретации, а также проблема мышления исследователей подобных случаев. Правда, надо отметить, что Куше обладал двумя преимуществами. Во-первых, он был очень усидчивым и терпеливым исследователем. Во-вторых, он работал с большим массивом достоверной информации: регистр Ллойда, материалы расследований кораблекрушений и пропаж самолетов, сообщения, метеосводки. Это позволило ему докопаться до подоплеки каждого упоминаемого в легенде случая и раздолбать миф по всем пунктам. Его книга - это подлинный учебник поиска и изучения фактов, логического мышления и распутывания случаев, которые на первый взгляд кажутся необъяснимыми и загадочными. Увы, в отношении наших “аномалий”, у нас такого массива достоверных данных и близко нет. Потому, конечно, вопрос доказанных фактов встает с необычайной остротой.

Чтобы не пересказывать историю группы Дятлова, сошлюсь на доступные в сети материалы (обзорную статью и обширный форум с обсуждениями и ссылками).

Само по себе обсуждение представляет собой прекрасный образец мышления, столь сильно раскритикованный Куше в книге о Бермудском треугольнике. Суть этого мышления в том, что изначально над исследователем довлеет определенная версия событий, под которую собираются или даже подгоняются факты. Как именно исследователь пришел к этой версии, остается за кадром, исследователь лишь настаивает на ее верности и пытается аргументировать. Если есть несколько версий, то начинается нешуточная дискуссия. Так было и в случае с группой Дятлова. Дискуссия началась в 1990 году и не стихает по сей день.

Исследователям и участникам споров не откажешь в настойчивости, в изобретательности, в попытках докопаться до истины, которая “где-то там”, и выстроить непротиворечивую версию событий. В 2008 году, казалось бы на хоженом-перехоженном месте, экспедиции из Петербурга удалось даже обнаружить предметы, относящиеся к событиям 1959 года, в частности, подобрали семь оставленных поисковиками зондов, один из которых однозначно опознавался по старой фотографии. Но при этом встает вопрос, почему столь активные и настойчивые усилия не привели к успеху, то есть раскрытию случая и составлению непротиворечивой версии событий?
Тут можно высказать несколько соображений, относящихся к наличию достоверных фактов. Во-первых, почему-то не обращалось внимания, что перед поисковиками и следствием стояли конкретные задачи. Главное для них было найти группу, живыми или мертвыми. Это было сделано, хотя и с большим трудом. Следствие должно было установить наличие или отсутствие состава преступления. Собранные сведения и экспертизы показали, что признаков состава преступления нет, и дело было закрыто. Сбор всей возможной информации не велся, поскольку такой задачи изначально не ставилось.

Во-вторых, и это было следствием задач поисковиков и следствия, материалы дела принципиально не полны, и в них отсутствует важная информация, которая бы позволила понять причины произошедших событий. Таких пробелов много. Не было составлено подробного описания и характеристики следов группы, и о следах осталась только самые общие сведения, собранные еще до того, как нашли первые трупы у кедра, а потом изучение следов не проводилось. Между тем именно следы позволили бы понять, куда именно, как и каким образом двигалась группа, бросившая палатку. Скорость и характер передвижения группы дали бы ключ к причинам ухода от палатки в лес. Далее, не было выяснено, где и каким именно образом три члена группы получили смертельные травмы. Следствие ограничилось констатацией того, что они не были следствием нападения на людей, борьбы, ограбления и так далее. Между тем, место и время травмирования - важный пункт в хронологии событий последних часов жизни группы, особенно в свете того, что все тяжело травмированные оказались в одном месте. Не были выяснены реальные взаимоотношения среди членов группы в походе, хотя имелся свидетель - десятый член группы, сошедший с маршрута. Он привлекался только к опознанию тел и вещей. Между тем, отношения в группе дали бы ключ к пониманию мотивов действий погибших людей. Не было до конца установлено перемещение вещей и одежды внутри группы, хотя сам факт перемещения был установлен. Более того, не проводилась экспертиза разрезов срезанной одежды, которая позволила бы установить, каким именно ножом это было сделано. Наконец, не были выяснены обстоятельства того, как последние четыре человека оказались в нескольких метрах от сооруженного настила.

Иными словами, по сути, достоверной информации о том, что именно делали члены группы в последние часы своей жизни и в какой последовательности, не так много. Многочисленные пробелы не позволяют в этом разобраться.

В-третьих, если Куше пользовался первоисточниками, то есть материалами расследований, то исследователи гибели группы Дятлова пользовались пересказами материалов дела, неточными и неполными. Единственный первоисточник был для них недоступен. Не исключено, что большая часть собранной следствием информации, а также тех сведений, которые можно выявить с фотографий, просто неизвестна исследователям.

В-четверых, исследователи, выдвигавшие свои версии и гипотезы, зачастую игнорировали факты или пользовались непроверенной информацией. К примеру, сторонники лавинной версии, считавшие, что травмирование членов группы произошло в палатке, игнорировали тот факт, что с такими травмами, они не могли сами куда-то идти, поскольку были без сознания или быстро погибли, следов переноски или волочения тел не было обнаружено, но при этом они оказались в наиболее удаленной от палатке точке. Все без исключения исследователи игнорировали очевидный факт, что группа перед гибелью разделилась на три части, и они погибли по-разному и в разных местах, весьма далеко друг от друга за пределами прямой видимости ночью. В связи с этим стоит упомянуть железное убеждение почти всех исследователей в том, что вся группа действовала как единое целое и старалась спастись, да и вообще, внутри группы не было серьезных конфликтов и это были “хорошие и дружные люди” и вообще проявили “свои лучшие качества”. Налицо идеализация группы. Увы, но факты это не подтверждают, а говорят, что группа распалась.

Наконец, сторонники всевозможных версий причин ухода от палатки дружно игнорировали тот факт, что не было найдено ни одного свидетельства или следа, который бы говорил о какой-то внешней опасности.

Итак, что выходит в сухом остатке? Фактов поиском и следствием в 1959 году было собрано недостаточно, чтобы понять ход и причины событий. Поздние исследователи часто игнорировали твердо установленные факты и исходили из своего, априорного и ничем не подтвержденного понимания событий. При таком подходе ничего удивительно в том, что непротиворечивой версии событий так и не удалось выработать.

Если кратко выразить свое мнение по этому поводу, то оно следующее. Полностью понять причины этого трагического случая никогда не удастся, поскольку необходимые для этого следы и факты безвозратно утрачены. По существу дела, я считаю, что группа погибла не от внешних, а от внутренних причин, вероятнее всего, из-за внутреннего конфликта. В группе был недавно принятый человек (Золотарев), есть косвенные сведения о конфликте в походе (из сохранившихся записей). Наиболее веским фактом в пользу этого является разделение группы перед гибелью на три части, которые погибли в разных местах. В сложившейся ситуации логичнее было бы собраться всем вместе в укрытии в лощине у костра, а не расползаться почти на километр на верную смерть и не сидеть у костра на сильно продуваемом месте у кедра. Если группа так не сделала, значит, тому были крайне веские причины, которые действали даже перед лицом смертельной опасности. Наконец, укрытие и настил были подготовлены на четверых, а не на девять человек, и члены группы снимали и срезали друг с друга одежду. Судя по разбросанным тряпкам (одна между палаткой и кедром, еще одна или две между кедром и настилом), это делалось в несколько приемов, на ходу, и явно не в результате согласованного решения. Наконец, значительная часть тряпок осталась на настиле, вроде бы постеленных для сидения. Более этого, каких-либо выводов и суждений сделать нельзя, не вступая в область догадок и необоснованных предположений. Твердых доказательств очень мало.

Мораль из этой истории такова. Если так дело обстоит даже с этим случаем, который расследовался и как-то документирован, то с остальными “аномальными местами” вообще все швах. Например, в связи с этим случаем упоминается, что в 1973 году в Якутии у горы Алактит погибла партия геологов, которая бросила палатку и разбежалась в разные стороны на верную гибель. Кроме этого краткого сообщения об этом ничего не известно, и невозможно сказать, так это было или нет. Пресловутая “Чертова поляна” где-то на Ангаре тоже не имеет никаких достоверных сведений и доказанных фактов. Вроде бы там тоже гибнут люди, правда неизвестно, где, как и каким образом. Знаменитые “металлические полусферы” в Якутии также найдены не были, несмотря на неоднократные поиски, и сведения о них крайне расплывчаты. Кашкулакская пещера тоже породила немало слухов и рассказов, но достоверно, с датами и показаниями, тоже ничего не известно. Подобных примеров можно приводить во множестве.

На этом отсутствии фактов буйным цветом процветают домыслы и фантазии, которые передаются из уст в уста, переписываются из статьи в статью, и со временем превращаются в “факты”. Стоит только какому-нибудь месту прославится, как развитие домыслов начинается по нарастающей. Этот поток домыслов блокирует реальные возможности изучения подобных феноменов, в частности, определения реальной опасности для людей. Изучать подобные места можно и нужно, тем более, что есть широко распространенные обычаи местного населения не соваться в определенные места. Но для этого первым делом нужно отвергнуть домыслы и фантазии, и заняться сбором достоверных фактов.

One Response
  1. admin :

    Date: August 1, 2009 @ 5:07 pm

    ГЛАГОЛЪ

    Дятловская аномалия, конечно, наиболее впечатляющее событие когда-либо происходившее в Сибири… Вот наиболее полная подборка (с ссылками) гипотез и предположений произошедшего:
    http://droid-c2h5oh.livejournal.com/68516.html

Leave a Comment

Your comment

You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Please note: Comment moderation is enabled and may delay your comment. There is no need to resubmit your comment.