«Живых людей… пилили двуручной пилой…»

5:45 am Земля Кузнецкая, История

В мирном и тихом городе Кузнецке (ныне Новокузнецке) в декабре 1919 года произошла неслыханная трагедия. После относительно спокойного «белого» правления колчаковцев, когда действовали и суды, и адвокатура, и порядок был, в город вломилась орда партизана Рогова, промышлявшая грабежами и насилиями. В городе проживало 3000 человек. Осталась в живых около половины.

Большевистская ориентация членов отряда Рогова в двадцатые годы, еще по горячим следам гражданской войны, практически никем не оспаривалась. В государственном архиве Кемеровской области мы нашли несколько партийных дел на тех роговцев, которые в 20-30-е годы занимали видные должности в крае. Уже будучи при партбилетах, они получали от советской власти подарки по случаю 10-летнего юбилея революции в 1927 году. Они были в почете и у всех на виду. Например, садист Кузнецов, который собственными руками убил ни в чем не повинного священника села Атаманова (близ Новокузнецка), заведовал почтамтом в Томске и вспоминал об убийстве как о ярком «революционном» поступке. Садистским прошлым гордились и ставили его себе в заслугу!

Между тем, интеллигенция двадцатых годов была настроена к роговцам менее добродушно. Известнейший писатель В. Я. Зазубрин, который будет расстрелян в 1938 г., в альманахе «Сибирские Огни» поведал о масштабах кузнецкой трагедии. Им же была озвучена цифра: 2000 погибших. Возможно, в эту цифру входили убитые не только в Кузнецке, но и в окрестных деревнях.

По данным Кузнецкого райкома ВКП(б), приведенных в бумагах спустя шесть лет после трагедии, собственно в городе убито было 800 человек. О 700 погибших кузнечан сообщает в 1923 году газета «Советская Сибирь».

Изуверы

Очень известный журналист 1920-х годов Андрей Кручина в очерке «В глухом углу, в Кузнецке» (1923) сообщает: «Имя партизана Рогова надолго останется в памяти населения Кузнецкого округа… Со своими «молодцами» он чинил суд-расправу над всеми, у кого нет на руках мозолей… Не вешал, не расстреливал, а просто отрубал голову всякому, кто, по его мнению, «враг народа». В Кузнецке Роговым отрублено семьсот голов. Разбиты наголову учреждения, все бумаги в учреждениях, книги – все предано огню. Разрушены или сожжены все церкви и дома богатеев… Печать роговщины до сих пор лежит на Кузнецке. Почти четвертая часть домов в городе зияет черными впадинами вместо окон…».

Итак, даже спустя четыре года город не мог оправиться от разрушений, нанесенных роговской ордой!

Журналист Кручина, впрочем, о расправах с местным населением знал отнюдь не все. В сибирской периодике двадцатых годов упоминается несколько методов умерщвления, которые практиковал Рогов. Помимо отрубания голов, весьма распространенным было четвертование, сжигание живьем вместе с домами, распиливание живых двуручной пилой. Воображение подсказывало роговцам самые изуверские способы расправы. Например, купчихе Акуловой, когда ее пытали в стенах Преображенского Собора, воткнули в живот толстую рублевую свечу.

Один из самых образованнейших культуртрегеров Сибири своего времени, краевед Дмитрий Тимофеевич Ярославцев, чья коллекция послужила основой для организации в Кузнецке городского краеведческого музея после его смерти, был очевидцем роговщины. Его рассказ передает в 1926 году журналист М. Кравков. Ярославцев рассказывает, как людей зарубали шашками: «Иду я мимо двора какого-то склада. Ворота настежь, на снегу лужа крови и трупы. И в очереди, в хвост, стоят на дворе семь или восемь человек – все голые и ждут! По одному подходят к трем-четырем роговцам. Подошедшего хватают, порют нагайками, а потом зарубают. И тихо, знаете, все это происходило, и человек начинал кричать только тогда, когда его уже били или принимались рубить…».

«Дарю пилу на историческую память…»

В общем, роговцы упражнялись в искусстве пыток кто во что горазд. А как же совесть? При советской власти роговцы жили в Кузнецке. Как они смотрели в глаза оставшимся в живых?

Вот, например, Ф. Волков специализировался в отряде Рогова на распиливании живых людей. В этом деле ему активно помогала жена. Писатель Зазубрин после войны встретился с Волковым. Сожалел ли Волков о содеянном?

Отнюдь! Волков не просто был уверен в своей правоте. Он гордился своим прошлым, и даже попросил Зазубрина передать в Новониколаевский (новосибирский) краеведческий музей «на историческую память» ту самую двуручную пилу, которой он казнил приговоренных к смерти.

Более того. Участников партизанских садистских оргий по новым советским порядкам практически нельзя было подвергнуть наказаниям, их оберегал специальный Закон об амнистии. Это колчаковцев расстреливали «пачками», и в Кузбассе по сю пору, к примеру, невозможно реабилитировать некоторых беляков, вины коих были совсем неочевидны. Партизаны же пользовались особой защитой власти. Очевидно, потому, что власти 20-30-х годов чувствовали идейное родство с изуверами. И это несмотря на то, что наиболее видные деятели культурного фронта 20-х годов (Зазубрин, Кравков, Ярославцев, Кручина и др.), как уже было сказано, выступили в прессе с резкими оценками роговщины как явления.

Партийное задание

Но вот минула сталинщина.

И за деяния роговцев советской власти стало стыдно.

Не может партизан-большевик пилить людей двуручной пилой! Не может партизан-большевик четвертовать беззащитных стариков и женщин!

Профессору-историку Кадейкину из Кемерова дали партийное задание: представить дело так, что партизанский отряд Рогова был не большевистским, а просто бандитским. Анархистским. Допускалась также и такая версия: был, дескать, отряд большевистским, но в декабре 1919 года вдруг «испортился» под влиянием уголовного элемента, нечаянно выпущенного из кузнецкой тюрьмы, и стал бандитским. И, стало быть, большевики тут не при чем.

И ребенку понятно, что концепция эта грешила против истины. Потому что непонятно было, что тогда делали в отряде Рогова известные в крае большевики, которые почему-то не покинули отряд в момент кузнецкой резни, и почему они оставались при партбилетах в советское время, и почему власть осыпала в 20-30-е годы бывших роговцев наградами и милостями?

Да и роговцы ведь в 70-е годы еще живы были! Они возмутились: мы при партбилетах, как смеет какой-то Кадейкин из Кемерова называть отряд бандитским и анархистским! И получился скандал и конфуз. Бывшие роговцы стали писать воспоминания о том, какими они были хорошими большевиками! Всячески стараясь отмежеваться от содеянных гнусностей, они в своих воспоминаниях пытались свалить всю вину за массовую резню в Кузнецке на некий уголовный элемент, никакого отношения к роговскому отряду не имевшему. Однако какая им могла быть вера, коли в статьях 20-х годов самые авторитетные в крае публицисты в один голос заявляли: бесчинства совершали именно роговцы! В самом деле – спорить с Дмитрием Ярославцевым, очевидцем тех событий, бесполезно. Он – сторонний наблюдатель. Какой ему был смысл приписывать деяния уголовников роговцам?

Зазубрин же не просто беседовал в 1925 году с роговцами. У того самого Волкова, который пилил людей живьем, он взял не только пилу «на историческую память», но и расписку, и привел ее текст в своем очерке! Таким образом, Зазубрин документально доказал участие в резне именно роговцев.

«А нельзя ли сжечь эти документы?…»

В общем, роговцы забеспокоились. Робкими публикациями Кадейкина, основанными на умолчаниях, были, конечно, недовольны. Однако основной посыл Кадейкина контраргументировать было трудно. Действительно, как быть с тысячами замученных?

В воспоминаниях роговцев, написанными в брежневскую пору, этот довод «разбивается» по-детски: не мучили мы! Мы справедливо казнили 20 человек!

Таким образом, количество убиенных прямые участники роговкого геноцида в своих воспоминаниях занижали в сто раз!

Но как быть с документами? Как быть со свидетелями? Как быть с теми же показаниями «пилившего пилой» Волкова? Очень они оказались роговцам неудобными. Поэтому нам, например, понятно, почему один роговец, убеленный сединами, уже в перестроечные годы бегал по музеям и спрашивал: а нельзя ли «нехорошие» свидетельства уничтожить?

Но как уничтожить подшивки «Сибирских Огней»? Как расправиться с текстами статей Кравкова и Кручины, которые переизданы в книгах уже в наше время?

Апологетам роговщины оставалось только злиться. Они писали гневные письма в редакции газет. Последнее такое письмо датировано 1998 годом. Некий новокузнечанин принялся спорить с писателем Зазубриным, которого не было уже в живых 60 лет. Набор аргументов все тот же: роговцы были убежденными большевиками и уничтожили только 20 человек.

Свое отношение к роговщине высказал и всем известный в Кузбассе журналист Попок. В ходе опроса общественного мнения, проводившегося газетой «Кузнецкий Край» в 2000 году, он заявил, что считает партизана Рогова «человеком века». Не знаем, согласились бы с Попком потомки изуверски замученных…

Жертвы взывают

Почему оказался таким стойким культ Рогова в наших краях? Почему так популярен изощренный садизм? Почему этот неафишируемый культ востребован среди интеллигенции и чиновничества? Почему наши предложения хоть как-то отметить 80-ю годовщину роговской резни в Новокузнецке в 1999 году никого не воодушевило? Почему на стенах отреставрированного ныне Спасо-Преображенского собора до сих пор не висит памятной таблички? Ведь это было основным местом пыток. Писатель Зазубрин, посетив собор в 20-е годы, писал о запекшейся крови на его плитах, ее невозможно было оттереть даже спустя шесть лет после трагедии!

А где памятный знак на месте бывшего кладбища в Новокузнецке? Роговцы издевались над могилами, переворачивая плиты тыльной стороной верх. Большевики завершили начатое Роговым дело: кладбище снесли и разбили на его месте Сад Алюминщиков с танцплощадкой. А ведь именно на этом кладбище похоронены жертвы роговской резни.

Иные скажут: чиновники не хотят ворошить прошлое. Но, может, как раз наоборот – хотят, еще как хотят! Не просто хотят – издают панегирики роговцам, дают деньги на пропаганду роговских «воспоминаний», готовы записать Рогова в «герои минувшего века», «не замечают» просьб увековечить память жертв партизанщины.

Возникает стойкое ощущение, что нынешние власти чувствуют генное родство со своим предшественником, который ведь тоже был – властью, именно с него началась эра большевистского правления в Кузнецке и его окрестностях, а то, что мы по сю пору одной ногой в «тоталитарном» прошлом, о котором открыто сегодня ностальгирует кузбасское чиновничество, спонсирующее массовый выпуск литературы соответствующей направленности, - кто бы сомневался…

***

Сегодня мы часто слышим о диких насилиях, о маньяках. В том же Новокузнецке известный маньяк Спесивцев перед тем, как умертвить жертву и сделать из ее мяса пельмени, получал удовлетворение от пыток. Создается впечатление, что садизм дает маньякам ощущение свободы. Свободы от совести, от законов, от условностей. У них возникает чувство, что они правят миром. В 1919 году, по-видимому, именно такой «свободой» упивались роговцы.

Однако никому сегодня не приходит в голову восхищаться садистскими подвигами Спесивцева. В этой связи действительно непонятно, почему известные в крае лица ведут себя двусмысленно: с их легкой руки Рогов аттестуется как человек положительный, или даже как «человек века», хотя деяния его во сто крат более кровавые, чем в случае со Спесивцевым. Что это – затмение разума? Или властями вновь востребован культ «сильного человека», который «наведет порядок», и вряд ли имеет значение, каким именно способом: запугиванием прессы, подтасовками выборов, или двуручной пилой – какая разница? Рогов – фигура знаковая. Сказано же: «человек века»…

Вячеслав ТОГУЛЕВ.
Сентябрь 2003г.

3 Responses
  1. admin :

    Date: April 22, 2009 @ 6:04 am

    А вот еще о “роговцах”:

    “Гражданская война затронула каждый уголок нашей Родины, в любом городе есть что вспомнить. Вот только от легенд и историй, связанных с тем временем, по телу всегда пробегает холодок. Так, вблизи города Калтана, на выезде в Осинники есть одно из старейших поселений в Кемеровской области: село Таргай, вдоль дороги к которому похоронены пострадавшие ни за что мирные люди…

    Много рассказов ходит о жестокости банды Рогова, которая оставила свой след не только на территории Кузбасса, но и в близлежащих областях. Входящие в состав отряда партизаны считали себя большевиками, но в то же время никто из них не гнушался промышлять грабежом. Наверное, самые жестокие люди входили в этот отряд… Страх поселялся в глазах местных жителей даже при упоминании вскользь об этих живодерах. Эту историю жительнице Калтана рассказала ее мама, которая знает об этом времени не понаслышке.

    “Жили мы тогда ближе к Новокузнецку, в одной из деревень. В то время, когда произошла эта история, стало жить как-то капельку поспокойнее, но люди все равно боялись не то чтобы на улицу выйти, но и слово лишнее сказать, - рассказывает Мария Андреевна. - Как-то ночью все животные начали беспокойно себя вести: собаки выли, коровы мычали так, словно их режет кто. Говорили местные старики, что кровь они почуяли. От этого стало еще более страшно. Испугались жители, собрали верховых и отправили разведать обстановку в селе. Запах во всей деревне стоял невыносимый, скорее, именно поэтому животные обеспокоились. Самые лучшие всадники поехали по дороге, откуда дул ветер, и чем ближе они были к поселку Таргай, тем сильнее был запах. Каков был их ужас, когда они наткнулись на гору трупов, которые уже стали разлагаться. Как оказалось, по этой дороге проходили роговцы. У них в заложниках было около тридцати человек - это и мужчины, и женщины, и даже дети и старики. Всех их они убили при подъезде к Таргаю, кого закололи штыком, кого изрубили, были и застреленные. Чем провинились убиенные - нам не известно, но картина была ужасной, даже крепкие мужчины падали в обморок. Решили наши жители похоронить людей, потому что как-то не по-человечески это получилось, лежали, словно животные, и гнили. Погрузили на тележку наши односельчане плуг и поехали к месту, где были найдены убитые заложники, для того чтобы хотя бы похоронить их в земле. Мужики шли вдоль дороги и плугом вспахивали землю, потом вдоль дороги были вырыты ямы, в которые палками сталкивали трупы, там их и захоронили. Ни креста на том месте нет, ни колышка, потому как время было тревожное, тяжелое, страшное”.

    Дорога в Таргай ведет одна, и где-то вдоль нее братская могила роговских заложников. Но странностей здесь никаких не происходит. Нет здесь привидений, не слышно плача по ночам… Но вот что вдоль дороги братская могила убиенных, говорят многие. Лежат там захороненные и никого не трогают, потому что сами когда-то были жертвами…”

  2. bserg :

    Date: April 25, 2009 @ 12:36 am

    Я поначалу перепугаля, думал ты сам полёг ;)

    особенно это : “вынос с .. до .. “

  3. admin :

    Date: April 26, 2009 @ 4:00 am

    bserg

    Да нет, я пока еще дышу))

Leave a Comment

Your comment

You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Please note: Comment moderation is enabled and may delay your comment. There is no need to resubmit your comment.