Стерегущие золото грифы. Часть II. Глава 2. В ЧРЕВЕ «МЕРЗЛОЙ МОГИЛЫ».

9:50 am Археология

Предыдущие главы

Тянулись дни, недели и месяцы, в течение которых мы с нетерпением дожидались начала нового полевого сезона. Все это время раздавались телефонные звонки, велась переписка с зарубежными коллегами. Вновь и вновь сопоставлялись факты, а они говорили сами за себя — минусовая температура внутри кургана, хорошо сохранившиеся изделия из дерева и кости, выброшенные грабителями за пределами захоронения…

Этот импозантный мужчина в дорогом костюме – Имангали Тасмагамбетов. На всякий случай поясняю, хотя спутать государственного чиновника с археологами невозможно :-))

Да, нам удалось-таки обнаружить «мерзлую могилу». Уже одно это позволяло назвать берельскую находку сенсационной. Но мы не торопились делать громких публичных заявлений. Действие бугровщиков не сулило ничего хорошего. Они потревожили захоронение, нарушив общую конструкцию кургана. Изменилась температура внутри и, хотя она была минусовой, но уже не той, что прежде. Мы не знали, насколько сильно пострадал памятник, а гадать не хотели. Перед нами стояла главная задача — сберечь уцелевшие вещи.

Никто не сомневался в том, что находки будут. Чутье археолога, выработанное годами, просто не могло подвести. Правда, предметы, пролежавшие долгое время в мерзлоте, могли разрушиться уже во время раскопок. Как быть? Обсуждались многие варианты. Выбрали один. И, пожалуй, самый лучший. Решили перевести находки в Алматы, где в лабораторных условиях их можно будет спасти от разрушения и тщательно изучить.

В то время это была всего лишь идея. Осуществить ее можно было только при поддержке государства. Мы подготовили проект, наделали копий, разослали их по ведомствам, да и сами не сидели на месте, бегали с челобитными по различным инстанциям.

Первым откликнулся Имангали Тасмагамбетов. Нам и раньше доводилось встречаться с ним по работе, и мы знали о его отношении к культурному наследию Казахстана. Будучи министром культуры, вице-премьером или помощником Президента, он всегда прилагал большие усилия к решению проблем, связанных с изучением прошлого.

Убеждать Тасмагамбетова в том, что наша экспедиция обнаружила уникальное захоронение, не пришлось. Он сам убедился в этом, когда увидел первые находки. И без всяких лишних слов сразу же перешел к делу.

В ЧРЕВЕ «МЕРЗЛОЙ МОГИЛЫ».

За зиму мы переоборудовали мастерскую реставратора Крыма Алтынбекова под лабораторию, установив в ней большую холодильную камеру. Для складирования артефактов изготовили несколько столов, этажерок и подставок. Затем раздобыли специальный рефрижератор для транспортировки, и ранней весной наша экспедиция вернулась на Берель.

Вновь разбили лагерь на прежнем месте и принялись за дело. Работа закипела так слаженно и привычно, что создавалось впечатление, будто мы не уезжали отсюда вовсе.

Сняв верхний слой берестяных полотнищ, мы обнаружили спрессовавшиеся стебли и веточки курильского чая. Они образовывали внутреннюю прокладку, под которой лежал еще один слой бересты.

Тот седой и белобородый мужчина это мерзлотовед Эдуард Васильевич Северский. По нашим меркам – аксакал, поэтому все слушают его, опустив голову :-))

Сегодня ученым известно, что фенолсодержащая береста и курильский чай обладают бактериостатическими свойствами. Но знали ли это древние обитатели Берелья? Для членов нашей экспедиции ответ был очевиден. Правда, не все очевидности удается доказать научно. Поэтому многие факты приходится оставлять без объяснений, их можно просто констатировать.

Под слоями бересты и курильского чая мы заметили плохо сохранившиеся обрывки войлока или ковра, которым в древности люди полностью укрыли перекрытие деревянного сруба, потолок которого состоял из шести полубрусьев, уложенных плотно друг к другу. В северо-восточной части грабители пробили дыру, в результате чего обломанные концы досок завалились в воронку. На ее дне находились керамические и деревянные фрагменты. По ним реставраторы определили, что это были глиняные сосуды и деревянные блюда. Части этих предметов мы обнаружили еще в прошлом году в заполнении грабительского лаза.

Один из керамических сосудов реставраторам удалось восстановить в поле. Он представляет собой асимметричный плоскодонный кувшин ручной лепки, с высоким горлом. Подобные изделия нам уже доводилось находить в 18-м и 34-м берельских курганах.

Кувшин.

Что же касается блюд, то в могильной яме и в погребальной камере были найдены семь скоплений обломков деревянных фрагментов. Из них удалось реконструировать два вида блюд-столиков.

Один был без ножек и без поддона, овально-прямоугольной формы с плоским днищем и высокими наклоненными бортиками. Другой – со съемными квадратными ножками, днищем с овальными углами и невысокими закругленными бортиками.

Технологию изготовления этих блюд-столиков можно восстановить, основываясь на образцах из царских курганов Пазырыка и Иссыка, средней знати Укока, рядовых жителей Уландрыка и Юстыда.

Традиция класть блюда-подносы в могилу вместе с покойным известна еще со времен срубной культуры. Исследователи считают, что технологию изготовления деревянной посуды сохранили современные тюркские народы, и она почти не изменилась со времени раннего железного века.

Кстати, преемственность в технологии изготовления отдельных видов посуды древних номадов сегодня можно наблюдать в традиционных казахских промыслах и народных ремеслах.

Следующей нашей находкой стала деревянная лопата со следами починки. Она лежала у северной стенки погребения между плитками алевролита. Ее изготовили из целой заготовки столетней березы.

Лопата. Ей почти две с половиной тысячи лет.

Внутри деревянного сооружения, вдоль южной стенки виднелись плотно уложенные друг к другу плиты алевролита. Как потом выяснилось, они образовывали каменное ложе для гроба, повторяя его контуры.

Можно было также разглядеть, что древний мастер выдолбил колоду из цельного ствола лиственницы, с двумя парами проушин на торцах. На внешних и внутренних плоскостях виднелись отпечатки орудий обработки – выборочных и лицовочных тесел и долота. По характеру расположения следов, их направлению, размерам и глубине специалисты потом восстановили процесс изготовления.

Оказывается, тело колоды было выполнено из комлевой части ствола 250-260-летней лиственницы. Реставраторы проявили настоящие чудеса, восстановив буквально из щепок первоначальный вид крышки. Она изготовлена из отдельного кряжа, скорее всего из участка ствола соседнего с вершинным концом заготовки тела колоды.

На крышке сохранились обрывки покрывала и геометрические аппликации из листового золота. По четырем углам крышку прибили к колоде бронзовыми гвоздями со скульптурным навершием в виде орлиных грифонов. Они были покрыты золотой фольгой.

Прорисовка колоды.

Интересно, что две фигуры дивных птиц демонстрируют момент взлета, а две другие – посадки. В этой связи стоит напомнить, что подобное расположение ученым уже встречалось в «Большом Берельском кургане».

Еще одна интересная находка обнаружилась между срубом и западным концом колоды. Там мы увидели миниатюрные деревянные скульптурки сфинксов – фантастических существ с телом кошачьего хищника и человеческим ликом, которые требовали особого мастерства при изготовлении. Лица сфинксов были менее одного квадратного сантиметра. В древности эти
фигурки покрыли золотой фольгой. Возможно, их нашивали на войлочное покрывало колоды.

Сфинкс.

Существовали и другие находки. Мы старались как можно быстрее погрузить их в рефрижератор, чтобы уберечь от разрушения. В полевых условиях невозможно обеспечить надежную сохранность предметов, не говоря уже об их консервации и реставрации. На месте специалисты вели только первоначальную очистку и антисептическую обработку артефактов. Затем их упаковывали и помещали в рефрижератор. Там предметы хранились в темноте при определенной температуре, влажности и давлении воздуха. Одних только разновидностей термометров было около десяти, использовались и другие приборы. За ними постоянно следили и при необходимости регулировали климат в рефрижераторе.

Забегая вперед, скажу, что находок было много. Но подробно о них мы расскажем в следующих главах, а также вкратце коснемся занимательной темы – так называемого «языка древних символов».

Продолжение следует.

По материалам и рассказам участников международной археологической экспедиции.

Leave a Comment

Your comment

You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Please note: Comment moderation is enabled and may delay your comment. There is no need to resubmit your comment.