Тесинская пещера

4:10 дп Публикации, Спелеология

В Минусинском округе, близ села Тесинского есть довольно замечательная пещера, которая, сколько мне известно, еще никем не была исследована. Она находится на покате горы, называемой Долгою, в восьми верстах от села Тесинского,  если ехать по дороге в деревню Городов. В народе эта пещера не имеет никакого особенного названия;  но  я считаю весьма справедливым дать ей название Тесинской, в отличие от других пещер, которых вообще довольно много в здешнем округе.

Я уже давно собирался осмотреть Тесинскую пещеру; но все как-то не удавалось. Наконец, бывши, в последних числах Мая месяца нынешнего года, в селе Тесинском, я нашел свободное время съездить к ней. К сожалению, кратчайшая дорога, лежащая на деревню Городов, была залита водою, выступившей из реки Тубы. Делать было нечего: чтобы достигнуть пещеры, нужно было сделать объезд горами, довольно дурной дорогой, верст пятнадцать. Впрочем, я нисколько не раскаялся. Было около пяти часов по полудни, когда я выехал из Теси. Проехав версты две по дороге в деревню Большую Иню, я повернул направо к подножию той горы, которая, как гигантский треугольник, поднимается над Тесью. Хотя в комнатах было довольно прохладно, но на воздухе оказалось совершенно другое. День был чрезвычайно жаркий и солнце пекло прямо в лицо. Чтобы избавиться как-нибудь от этой неприятности, пришлось закрыть тарантас. Поэтому в передний путь я ничего не видел, кроме, в стороне, одного мужика, который, идя за сохою, горячим потом орошал землю, свою кормилицу. Счастье еще, что эта земля еще так девственно-прекрасна, что надо немного труда для того, чтобы она вознаградила этот труд сторицею. Часа два я ехал дорогою, поднимавшеюся постоянно в гору; потом почувствовался небольшой не большой толчок, тарантас повернул еще направо  и, набоченясь на одну сторону, потащился по густой траве. Надо было догадаться, что мы ехали без дороги. Я открыл тарантас, тем более, что солнце перестало уже печь и воздух охлаждался тихим вечерним горным ветерком. Передо  мной открылась одна их тех картин, которые многие любуются в литографиях и совершенно не замечают в природе.

Далеко, далеко, более чем за сто верст, поднималась к небу целая огромная гряда конусообразных Кызырских гор, подернутых легкой дымкой фиолетового тумана. Спускаясь легкими уступами, она подходила все ближе и ближе и на правом берегу Тубы вырывалась весьма ярко из густой земли обнаженными во многих местах пластами красного песчаника. Между этой стеной и горой Долгою  по широкой низменной равнине, то скрываясь, то исчезая, сверкала Туба, пока отроги горы Долгой, обойдя слева довольно значительное пространство, не скрывали ее от взора. Тут и там, по оврагам, где весенняя и дождевая вода держится долее, где трава гуще и зеленее, белелись и зеленели группы берез, как будто бы нарочно насаженные для того, чтобы  понежить взор зрителя. Высоко где-то звенел жаворонок и еще выше входил, поднимаясь на самую середину неба, бледный месяц, а вечерний туман стал заливать окрестности. “Стой, – закричал я ямщику. – Где же пещера?”  “А вот тут, не далеко – отвечал он, останавливая лошадей.  – Вишь вон где стоят вершные-то.”

В саженях в двадцати пяти от меня действительно стояло двое верховых крестьян, отправившихся указать пещеру. Я вышел из тарантаса и пошел пешком.

Тесинская пещера находится на западном склоне горы Долгой, верстах в четырех от левого берега Тубы. Не зная, ее довольно трудно заметить. Представьте себе окружность в пять с половиною сажень в поперечнике, которая воронкообразно углубляется в землю на три с половиною сажени; края этой воронки одеты довольно высокою зеленою травою, испещренною незабудками; на самом дне, по направлению почти от В. к З. замечается небольшой провал земли, глубиною в полтора аршина, длиною около сажени и шириною в аршин с небольшим. Восточный и западный концы этого провала наклонно опускаются в землю и скрываются. Впрочем, восточная оконечность сейчас же прерывается. Западная загромождена теперь  обрушившеюся землею и камнями, так что проникнуть вовнутрь пещеры иначе невозможно, как разрыв для этого отверстие. Но у меня для этого не было ни времени, ни людей, ни нужных инструментов. Я по необходимости должен был удовлетвориться рассказами о внутренности ее моих проводников, из которых один когда-то спускался туда.

Узкое вначале, западное отверстие Тесинской пещеры, по этому рассказу, сажени чрез четыре распространяется, так что человек может в нем свободно стать на ногах, и принимает направление несколько на север. Пройдя в этом направлении несколько сажень, оно делает поворот опять на запад. Сажень через тридцать, этот подземный коридор оканчивается внезапно колодцем, опускающимся перпендикулярно вниз.   Как глубок этот колодец, неизвестно. Зимою в пещере слышен глухой шум и из нее выходит густой пар, так что весь окружающий воронку снег, обыкновенно, стаевает. Теперь, из отверстия ее выходит легкий ветерок, тихо шевеливший травою и незабудками.

Один раз при Тесинском волостном правлении содержался какой-то арестант. По недосмотру караула, он бежал и скрылся в пещеру. Лучшей ловушки для него не мог выдумать и злейший его враг. Сей час догадались, где он, и беглец был взят. Опуститься в колодец он не решился.

Начало темнеть, когда я отправился в обратный путь. Пещера осталась не исследованною, но я все-таки был так доволен своею поездкой, был в таком безотчетно счастливом расположении духа, в каком редко случается быть человеку. Теперь дорога шла все под гору и усталые лошади бодро бежали вперед, впивая вечерний воздух. В иных местах колеса моего тарантаса беспощадно врезывались в роскошные поляны, поросшие светло-голубым ирисом, крупными незабудками, желтыми колокольчиками и кустами таволожника, белевшего как снег на зеленом бархате травы. При губительном прикосновении железа, бедные цветы грустно склоняли свои роскошные чашечки, благоухавшие тонким ароматом. Мне невольно пришли на память стихи Шелли: “Цветок сегодня улыбается, а завтра уже нет его! Быстро летит время, и не остановить его человеческой руке! Что такое наслаждение сердца? Блеск молнии среди ночного мрака, яркий, но неуловимый! ”

Тарантас въехал на пыльную дорогу. На северной стороне горизонта собралась темно-багровая туча. Зловещая масса ее от времени до времени вспыхивала молнией, когда я уже подъехал к селу Тесинскому.

Князь Н. Костров к № 43-му “Енисейские Губернские ведомости” 1859 году

Leave a Comment

Your comment

You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Please note: Comment moderation is enabled and may delay your comment. There is no need to resubmit your comment.